Особый район

Задержанная в четверг северокорейскими пограничниками российская яхта Katalexa с тремя членами экипажа на борту утром в субботу вышла из порта Раджин и направилась в порт Зарубино.

— Яхта была задержана по ошибке, в субботу все формальности были выполнены, и в 9.50 она вышла из порта Раджин и направилась в порт Зарубино. Как нам сообщила северокорейская сторона, за счет небольших размеров и тихого хода ее приняли за браконьерскую шхуну. Это и послужило причиной задержания, — уточнили в посольстве России в КНДР.

Когда недоразумение выяснилось, яхту и экипаж отпустили. «Экипаж воспринял произошедшее с пониманием, все здоровы, настроение бодрое. На борту есть вода и продукты. Вчера мы помогли им связаться с родственниками», — рассказали в посольстве.

Ранее в Морском координационно-спасательном центре Владивостока сообщили, что яхта была задержана в четверг северокорейским судном в западной части Японского моря. Экипаж возвращался в Приморье после двухмесячного ремонта в Японии. Военный эксперт, капитан 3-го ранга запаса Дмитрий Литовкин в эфире радио Sputnik отметил, что территориальные воды Северной Кореи — это особый район, и экипаж яхты должен был это предусмотреть.

— Это незнание экипажем этой яхты внутреннего северокорейского законодательства. После Японии заходить в территориальные воды Северной Кореи не рекомендуется. В принципе, территориальные воды Северной Кореи — это особый район, где действуют законы, которые не всегда «адекватны» международному праву. То, что северокорейцы задерживают любые суда, яхты, это известно. В прошлом году аналогичный случай был с задержанием яхты из Владивостока. Экипаж должен был предполагать возникновение подобной ситуации. Как правило, со временем, после выяснения всех обстоятельств, Северная Корея выпускает такие суда, но, конечно, не без участия нашего МИД, — прокомментировал Дмитрий Литовкин.

Фото Юрия МАЛЬЦЕВА

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции