Точка возвращения – Владивосток . Приморью необходим Фонд поддержки актуальных культурологических проектов

Прошлое и настоящее русской эмиграции обсуждалось на второй Международной научной конференции «Владивосток — точка возвращения». Организатором этого значимого для столицы Приморья события выступил Дальневосточный Федеральный университет, в лице двух профессоров — историков Светланы Дударенок и Оксаны Федирко.

Последний рубеж

В конце октября 1922 года Владивосток стал свидетелем одного из самых трагических событий Гражданской войны: остатки белой гвардии покидали осажденный Красной армией город… Уходили на кораблях Сибирской флотилии адмирала Старка. Морские суда под завязку были набиты юнкерами, женщинами с детьми – членами семей офицеров. Дальневосточный исход уносил в неизвестность цвет российской интеллигенции.

— Это был наш, дальневосточный исход, — рассказывает профессор, доктор исторических наук Светлана Дударенок, одна из инициаторов конференции. — Люди покидали последний рубеж Отечества. Они уходили в никуда.

Увы, судьба каждого эмигранта чаще всего трагична, хотя и почти всегда является образцом чести русского офицера. Сибирская флотилия, 30 кораблей адмирала Старка, подняла якоря и отправилась в Шанхай, где на берег сошла большая часть беженцев. Остатки эскадры двинулись на Филиппины. Дошли не все. В сильных штормах потеряли несколько кораблей. На Филиппинах флотилию никто не ждал, как, впрочем, и во всем мире . Прославленный русский адмирал Георг Старк, понимая, что его людям нужны средства к существованию, организовал продажу кораблей, и разделил вырученные средства между офицерами и матросами. (Невольно возникает мысль: а что было бы, случись подобная ситуация сегодня?..)  

Сам адмирал Старк истратил свою долю на билет во Францию, где его ожидали сын и дочь, которые чудом успели спастись из большевистской России. Остаток жизни адмирал Старк работал простым таксистом на улицах Парижа, еле сводя концы с концами… Увы, имя прославленного флотоводца известно немногим. Такая же ситуация полного забвения с сотнями других интереснейших судеб.

— Мы не можем существовать правильно, до тех пор, пока не примирим эти две России, — убеждена профессор Светлана Дударенок. —Это наша миссия, и, если хотите, долг. Мы должны как можно больше знать о тех людях, понимать их, чувствовать… Владивосток должен стать не только точкой исхода, но и точкой возвращения!

Участники международной конференции приехали во Владивосток с разных концов земли. Были гости из Китая, Австралии. Из Парижа прибыл граф Андрей Мусин-Пушкин, выступивший с интереснейшим докладом о судьбе своего предка, полковника — артиллериста Бориса Гонорского. Были представлены интереснейшие музейные экспонаты. В частности, тот самый Андреевский флаг, который реял над флагманским кораблем флотилии адмирала Старка, когда корабли покидали Владивосток.

Тамара Калиберова, журналист — исследователь из Владивостока, представила на обозрение высоко публике три платья знаменитой Ларисы Андерсен, из своей личной коллекции. Можно себе представит, как безумно хороша была в этих нарядах поэтесса и танцовщица Ларисса Андерсен, еще одна эмигрантка, которую ветер революции унес в Шанхай на борту одного из кораблей Сибирской флотилии.

О феерической красоте этой женщины слагали стихи поэты Шанхая, ее поэтическим даром восхищался певец Александр Вертинский. Жизнь Лариссы Андерсен можно назвать увлекательнейшим романом, легендой, рождённой в Русском Китае. Согласно рейтингу Первого канала Российского телевидения, она вошла в число ста самых красивых русских женщин ХХ века. А ведь спросить сегодня у студентов ДВФУ: кто такая Андерсен? Увы, вряд ли кто ответит…

Привет эмигрантам…

Чтобы не возникало таких вопросов, и нужно создать во Владивостоке музей русского зарубежья. Это давняя мечта не только профессора истории Светланы Дударенок, но и многих уважаемых людей столицы Приморья. Благо, нам есть, что рассказывать, есть, чем и кем гордиться. — Российская эмиграция внесла колоссальный вклад в развитие Северо-Восточного Китая и Манчжурии, — говорит Светлана Михайловна. — Наши беженцы от революции организовали своего рода анклав на китайской территории. Было время, в КНР попытались вытравить этот факт из общественного сознания, но сегодня ситуация изменилась. Теперь китайские власти осознали, насколько плодотворным стало присутствие русских эмигрантов, когда Харбин фактически был русским городом. Наши инженеры не только помогли построить КВЖД. Именно русская эмиграция научила китайцев любить классическую музыку. Да-да! Первая опера возникла в Китае именно в Харбине, с подачи русских эмигрантов. Россияне принесли в Китай свою систему образования, и много чего еще…

По словам Светланы Михайловны, сегодня происходят интересные вещи. Власти Китая поняли, что тема русской эмиграции в том же Харбине является уникальной туристической фишкой, которая придает городу нечто особенное. Та же ситуация в Даляне. А что же Владивосток? Ведь, в идеале, создание музея русской эмиграции это культурологический проект российского значения! Есть во Владивостоке люди, которые говорят о необходимости воплощения этой идеи в жизнь уже не первый год, и готовые принять активное участие в ее воплощении.

— Развитие подобного проекта могло бы привлечь в город потомков русской эмиграции со всех концов мира, - считает независимый исследователь Ирина Алехина. — Еще на первой конференции в ДВФУ я пыталась привлечь внимание к этой теме. Посмотрите, как успешно работает в Москве Дом русского зарубежья! Сколько людей, идей, проектов собрано под его крышей. Насколько мне известно, в ДВФУ сегодня создан центр по изучению русской эмиграции. Но это несколько иной аспект проблемы, с упором на научные исследования. Мы же ведем речь о необходимости создания своего рода общественного культурологического фонда, который мог иметь социальное звучание. Хочу сказать, что федеральная власть, в лице президента Путина активно поддерживает подобные начинания. Не зря на конференции была показана видеозапись выступления Владимира Путина, в которой президент говорил о важности возвращения к исторически корням. Замечу, что ведь это не только культурологические связи, но и развитие туристической инфраструктуры, организация музеев, не побоюсь этого слова, перспективные финансовые вложения! Тридцать кораблей уходило из Владивостока в 1922 году. Почему бы в 2022 не устроить грандиозный театрализованный праздник возвращения? Представьте, в бухту Владивосток заходят корабли, на борту которых находятся потомки тех, кто когда-то покинул Россию. Круг замкнется!

— Нужно попробовать сделать ход к тому, чтобы во Владивосток, как в родное место, смогли приехать те люди, чьи предки вынуждены были покинуть Россию, — поддерживает идею Сергей Еремин, руководитель исторического отделения Русского клуба Харбина. — Не случайно наша конференция носит название: «Владивосток — точка возвращения!» Хотя я бы не зацикливался только на вопросах эмиграции 1922 года, а рассматривал проблему шире — русские соотечественники за рубежом. Сегодня десятки тысяч россиян по тем или иным мотивам покинули страну, но от этого они не перестали быть русскими. Мы, жители русского зарубежья, не считаем себя эмигрантами. Если родина призовет, немедленно откликнемся!

Русский мир

В молодости Сергей Еремин ходил на курсы известного приморского краеведа Нелли Мизь, и, приехав в Китай, не изменил своему увлечению. Начал заниматься историей белого движения, проектом восстановления кладбищенских памятников.

— Сегодня в Харбине начали выделяться немалые деньги на восстановление памятников истории русской эмиграции, — говорит Сергей Юрьевич. — К примеру, отреставрировали Покровский храм, начался снос домов вокруг Иверского храма. Могу утверждать, что сегодня масса китайских ученых интересуются русской эмиграцией. Думаем в ближайшем будущем установить в Харбине памятную доску Арсению Несмелому, известному писателю и поэту, белому офицеру, который прошел всю гражданскую войну. К слову, прекрасная книга русского эмигранта Арсения Несмелого вышла недавно в издательстве «Рубеж».

Еще одним интересным гостем международной конференции стала редактор журнала «Австралийского лампада», известная поэтесса Людмила  Ларкина, которая не первый год ведет летопись русской эмиграции на другом конце земли.

— В Австралию я попала много лет назад по семейным обстоятельствам,- рассказывает Людмила Леонидовна. — Первые три года была очень глубокая, тяжелая тоска. В тот момент родилось много стихов. Знаете, когда живешь в России, зачастую, этого не ценишь, а вот когда попадаешь, образно говоря, на другую планету, возникает совершенно иное восприятие всего русского: наших стихов, песен, даже национальных костюмов. Конечно, здесь бы я не ходила в национальном русском наряде, а вот в Брисбене, где я теперь живу, частенько надеваю сшитое на заказ, по музейным образцам, русское платье. Надеваешь это платье — чувствуешь совершенно иное состояние! Очень хочется сохранить в Австралии русский язык, русскую культуру! Мы хотим, чтобы про Россию знали не только два слова: водка и медведь. И, поверьте, мы многое для этого делаем. Есть громадная потребность осуществлять совместные культурологические проекты! Мы уехали, но сердце наше осталось здесь, с вами! И я совершенно уверена, что, «Русь, окрепнув, возродится, новой силой, на века. Никому не покорится русской твердости рука…»

Лада ГЛЫБИНА

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции