«А его подельнице — золотой унитаз». Чем возмутил Владивосток жестокий приговор Пушкареву

Получивший 15 лет колонии строгого режима Игорь Пушкарев не был лучшим мэром Владивостока. Был ли он хорошим мэром — тоже большой вопрос. Горожане помнят бордюры, которые менялись каждый сезон, а потом стабильно крошились. Помнят дороги, которые ремонтировались и разваливались на глазах. Помнят, как дарили Пушкареву лопату, за неубранный от снега город. Да и то, как Пушкарев стал мэром, со всеми особенностями его избирательной компании, тоже все помнят. Но почему же у большей части жителей Владивостока такое ощущение жуткой несправедливости после приговора суда?

Цифры повергают в шок. 15 лет строго режима и 500 млн штрафа Пушкареву, 8 лет условно и 500 млн штрафа брату Андрею. В сумме, миллиард на семью.

Согласитесь, все это очень похоже на расправу, и очень мало похоже на борьбу с коррупцией. Просто чтоб другим неповадно было.

Мы помним, как все начиналось…Как еще тогда действующего мэра Владивостока, загнув, как опасного бандита, с поднятыми за спиной руками, волокли в самолет люди в масках. Потом арестовали брата Андрея, глубокого инвалида, получившего тяжелую травму разрывом петарды в лицо. Человека, который питался через зонд, у которого зарастала ротовая щель, и он нуждался в постоянном врачебном наблюдении. Только благодаря общественному резонансу Андрея Пушкарева, которого в камере ждала голодная смерть, перевели под домашний арест.

Люди в России не любят миллиардеров. Им не за что их любить.

Но гораздо больше люди не любят несправедливости. Той, которую они ощущают кожей.

Так — неправильно! Пожалуй, это общий посыл 10 апреля, дня, когда во Владивостоке абсолютно все обсуждают приговор братьям Пушкаревым, по сути, приговор — семье. За этим приговором словно витают чьи-то слова, сказанные или произнесенные мысленно: «Да я тебя в порошок сотру! И никто тебе не поможет!». Так и произошло. Спасибо, что не сравняли с землей. Хотя … впереди еще 15 лет на строгом режиме.

Социальные сети Владивостока очень точно отражают градус дня.

— Это просто безумие какое- то! Бандитам, которые закатали предпринимателя в бочку с цементом, дали по шесть лет. Это что же у нас за законы?

— Я сразу вспоминаю чью-то родственницу Васильеву, укравшую куда больше у государства, и получившую столь незначительное наказание!

— Если виновен, то так должно быть для всех. А не то, что Сердюкову — звезду героя, а его подельнице — золотой унитаз.

Вот, главная проблема — отсутствие всякой логики, несправедливость и цинизм. Грустно. Очень точно написал на своей странице в ФБ Андрей Пушкарев, главный редактор газеты «Золотой Рог», не родственник, просто — однофамилец.

— Лично для себя после чудовищного судебного итога по делу Пушкарёва я сделал два основных вывода. Во-первых, судебно-правоохранительная система у нас как была, так и осталась вполне себе ручной, а не самостоятельной и независимой, что записано в Конституции РФ и соответствует нормативам цивилизованного государства. А, во-вторых, месть как была, так и осталась одним из самых сильных человеческих чувств. В этом деле, конечно, замешаны и другие факторы. К примеру, трусость, алчность, наглость, желание переступать через людей ради новых звезд и постов и прочее... Все это сошлось в одном судебном деле. Кому-то оказалось очень надо не просто нейтрализовать, скажем так, человека, или даже наказать его, а понадобилось буквально уничтожить его морально и физически. Вопрос только в реальности: кому и почему?

Экс-мэр Владивостока Игорь Пушкарев ни слова не сказал о том, кто предлагал ему отдать заводы. Но о том, что такое предложение ему было сделано, знают, похоже, все. Это очень показательное отношение к дальневосточному бизнесу. И, наверное, после приговора над Пушкаревым десятки потенциальных инвесторов трижды подумают, прежде чем заходить на такую интересную территорию. А те приморские бизнесмены, которые тут чудом что-то построили и заработали, очень серьезно задумаются над тем, чтобы сменить не только город прописки, но, наверное, и страну…

Много лет назад, когда Пушкарев в первый раз баллотировался на пост мэра Владивостока, я делала с ним интервью. Помню, он говорил что-то про Столыпина, про геополитику, про Дальний Восток, был чертовски амбициозен, говорил, что не прочь стать в будущем президентом, и я еще подумала тогда — какие наполеоновские у человека планы! Чем закончил свой поход на Москву Наполеон, известно. У Игоря Сергеевича тоже полное Ватерлоо…

Впрочем, как поет любимый певец Пушкарева, Владимир Высоцкий, «еще не вечер!». 15 лет — это долгий срок. Но в России жизнь и политическая ситуация стремительно меняются. Кто знает, что ждет страну завтра? А послезавтра уж точно покрыто мраком политической ночи.

Очевидно, что Пушкарев за эти почти три года тюрьмы стал другим человеком. Ведь это правда: то, что нас не убивает, делает — сильнее. Как ни странно, главное, что получил экс-мэр Владивостока за это время — уважение горожан. За крепость духа и силу воли. И, по большому счету, если не всем, то многим уже плевать на те бордюры, которые разваливались… В отличие от них Игорь Сергеевич оказался на удивление стойким. В Приморье эти качества ценят.

Объективно, Игорь Пушкарев не был лучшим мэром Владивостока. Но, за эти почти три года тюрьмы, он внезапно стал им. Такие вот метаморфозы судьбы человека, в политической карьере которого, сдается нам, было бы преждевременно ставить точку… Еще не вечер.

Лада ГЛЫБИНА

Фото ТАСС и Юрия МАЛЬЦЕВА (из архива)

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции
11.04.2019


Читайте новости PortoFranko в WhatsApp и в Telegram!