Апокалипсис на Патрокле. Брошенные дома-призраки угрожают безопасности горожан

Одна из загадок Владивостока — цена на жилье. Стоимость квартир в «городе нашенском» уверенно держится на третьем месте в стране, после Москвы и Санкт- Петербурга, хотя некоторые скептики утверждают, что Владивосток давно уже обогнал северную столицу. Однако, при таком спросе на жилье, вот уже который год во Владивостоке стоят брошенные многоэтажные дома-призраки. Пристанище наркоманов, бомжей находится в сотне метров от жилых домов и детских площадок.

Здравствуй, Апокалипсис

Район Патрокл для меня — терра инкогнита, земля неведомая. Несмотря на то, что всю жизнь живу во Владивостоке, сюда приморский ветер меня не заносил. Далеко. Так мне казалось.

— По трассе из центра двадцать минут, нормальный хронометраж, зато какой там воздух! Лес вокруг, море! – рассказывает мне Виталий Гречанюк, человек, который вызвался провести мне экскурсию на брошенные строителями дома. Виталий – по образованию программист, но, как ни странно при его профессии, активный общественник. С тех пор, как купил квартиру на Патрокле, — а было это три года назад, — он неустанно занимается улучшением окружающего пространства. Дел — по горло!

— Дорог нет, детского сада нет, школы тоже нет, — перечисляет мне прелести жизни на Патрокле Гречанюк. — До недавнего времени, автобуса тоже не было. Но мы добились!

Сейчас Виталий занят тем, что организовывает ТОС — территориальное общественное самоуправление. — У Патрокла впереди — большая стройка, и мы, его жители, хотим на эту ситуацию влиять, — рассказывает этот программист-активист.

— Не хотим, чтобы вокруг хаотично натыкали многоэтажное жилье, не соблюдая планировку территории, а такие попытки уже есть. Еще одна проблема — это брошенные дома. Видите? Вон, уже показались…

В самом деле, картина взгляду открылась из серии – здравствуй, Апокалипсис… Впереди по дороге, виднелись черно-серые ободранные многоэтажные коробки. Черные провалы окон, кое-где с сохранившимися рамами, навевали мысли о бренности строительного бизнеса. Было видно, что ровно один шаг отделял застройщиков от того, чтобы сдать эти дома счастливым новоселам. Увы, этого не произошло…

Вопрос, который стоит на повестке дня — произойдет ли это счастливое событие в обозримом будущем?

— Посмотрите, брошенные дома от жилых домов отделяет не более сотни метров, — говорит Виталий Гречанюк. — Рядом детская площадка. А ведь мы все понимаем, что такое брошенные строения! Там могут быть и наркоманы, и бомжи, и криминальные элементы. Заявляют, что там выставили охрану! Вы представляете, какое количество охранников нужно, чтобы следить за этими зданиями? Забор только недавно поставили…Да кого и когда останавливал забор? Вот это вот кто, например, идет?..

Из-за брошенных домов показался мужчина сумрачной восточной наружности. Увидев, что мы фотографируем дома, немедленно направился к нам, замахал руками и закричал, что тут снимать нельзя!

— Почему?

— Потому что не велено! Вот вы кто? А я — охрана!

Так вот ты какой, «северный олень», — охранник трех брошенных многоэтажных строений на Патрокле. С такими охранниками за будущее многоэтажек точно не надо переживать — судьба их понятна.

— Что обидно? Ведь достроить эти дома — дело если не пяти минут, ну, скажем, года, — рассуждает Виталий Гречанюк. — А сколько у нас во Владивостоке обманутых дольщиков? А сколько детей-сирот без квартир? Так вот же они, квартиры. Стоят, разрушаются на глазах. Раньше во всех окнах рамы были. Теперь треть осталась — повытаскивали. Еще год-другой, и все — только сносить. Это же безумие, так к вложенным деньгам относиться. Государственным, между прочим…

Здесь пора рассказать историю этих многострадальных покинутых строений и разорившейся компании «Дальспецстрой», ставшей жертвой космодрома «Восточный».

Что-то пошло не так

Район бухты Патрокл — место для строительства идеальное. Земли тут — завались. Море рядом. Лес — тоже рядом. Можно жить да радоваться. Однако многие десятки лет территория, принадлежавшая военным, практически пустовала. Пара-тройка двухэтажных домишек с услугами во дворе — не в счет.

В 2004 году на Патрокле решили построить Океанариум. Уже была создана площадка, вбухали, как водится, кучу денег в проект. В 2006 году строительная компания «Востокинвестстрой» начала активные подготовительные работы под намеченное строительство. Цена вопроса была 2 млрд рублей и несколько лет трудов. Но потом президент передумал. Внезапно решил строить Океанариум на острове Русском…Затраты возросли в разы, образовались уголовные дела, в общем, было весело. Но сейчас не об этом.

Несмотря на то, что Океанариум внезапно переехал, район Патрокла все же решили развивать. По мнению президента, это было идеальное место для того, чтобы построить дома для военных моряков: море рядом, к туманам народ привычный. Военному ведомству затея со строительством жилья понравилась, и они даже согласились на то, чтобы территорию, которая была под военной юрисдикцией, у них забрали, на что Минобороны редко когда идет. Таким вот образом земля на Патрокле оказалась в ведении федерального Фонда РЖС.

В конце сентября 2009 года земельные участки под застройку площадью 162,46 га были выставлены на аукцион. Победил ФГУП «ГУСС «Дальспецстрой» из Хабаровска, филиал Спецстроя России — государственного ведомства. Это важно для дальнейшего понимания событий.

Планов на тот момент было громадье! Строительство автодороги поселок Новый – полуостров Де-Фриз – Седанка – бухта Патрокл, плюс — мосты и участок новой дороги от Патрокла до Золотого моста должны были решить проблему транспортной доступности, и, по факту, ее решили. Сначала планировалось возвести на Патрокле около 353 тысяч кв. метров жилья. Потом аппетиты у строителей начали расти. В 2010 года руководство «Дальспецстроя» заявило, что готовы возвести вдвое больше квартир — до 600-700 тыс. кв. метров жилья. Предполагалось, что в районе Патрокла будет жить до 30 тысяч человек.

В 2009 году губернатор Приморья Дарькин и руководитель федерального Фонда РЖС Александр Браверманн сделали совместное заявление о грандиозных планах развития района «Патрокл». Все работы, включая строительство трех детских садов, двух школ, поликлиники, пяти многофункциональных комплексов с предприятиями торговли, общественного питания и сферы услуг, не считая административно-деловых и общественно-развлекательных центров, предполагалось завершить к 2019 году. Гулять, так гулять! — в этом жилом микрорайоне даже хотели построить по гаражу для каждой семьи. И даже провести газ! (Интересно, откуда?) Но мечтать, как говорится, не вредно.

И вот на дворе — 2019-й. В сухом остатке имеем черные провалы брошенных зданий. Ни одного детского сада. Ни одной школы, не говоря уже про газ. Зато «радует» глаз вдрызг разрушенная дорога к нескольким построенным домам…

— Потому что строили из асфальтовой крошки, вот и развалилась, — поясняет Виталий Гречанюк. — Здесь без джипа делать нечего, даже у внедорожников ходовка через пару месяцев разваливается.

Как водится у нас в Приморье, в очередной раз что-то пошло не так…

«Жертвы космодрома»

Люди, которые живут на Патрокле и каждый день смотрят в черные провалы окон домов-призраков, не понимают, как можно было бросить дома в такой высокой степени готовности? Не поверите, виноват во всем космодром «Восточный», вернее, люди, которые хорошо заработали на его строительстве. В итоге, денег там стало немножко не хватать. Рабочие месяцами сидели без зарплаты, застройщик был подведен к банкротству, и все это чудным образом совпало с ликвидацией Спецстроя РФ. Его дальневосточная дочка, вернее — сынок «Дальспецстрой», переименованный к тому моменту во ФГУП «Главное военно-строительное управление № 6», был вынужден уйти из Владивостока, бросив не только дома на Патрокле, но и в Снеговой пади.

Напрасно Стройнадзор вкупе с Приморским арбитражным судом взывали к беглецу — вернись, мы все простим! А если не вернешься, так хотя бы объекты законсервируй!.. Увы, глас вопиющих пропал в пустыне, «жертва космодрома» не могла выполнить требования, на это не было ни сил, ни средств.

– Охрану на этих домах только недавно поставили, — рассказывает Гречанюк. — Случилось это только после публикаций в СМИ. Но это же проблему не решает. Дома нужно достроить, это всем понято. Но чтобы это произошло, власть — не местная, а федеральная! — должна принять волевое решение. Кто на это может повлиять? Думаю, только губернатор…

Накануне выборов тогда еще кандидат Олег Кожемяко осторожно коснулся темы Патрокла, предложив использовать около 30 участков земли на этой территории под строительство жилья для обманутых дольщиков. Хотя, казалось бы, чего их строить, новые дома! Когда есть готовые, только брошенные ... Куда, как верно заметил Виталий Гречанюк, поместились бы и дольщики, и еще на детей-сирот бы хватило. Но власть на эту тему ни гу-гу.

А дома-призраки, между тем, продолжают разрушаться, оставаясь потенциальной угрозой для территории…

И будут лотосы цвести!

В этой не слишком радостной истории есть один светлый момент — это жители микрорайона Патрокл. Может быть, тому способствует жизнь «на отшибе», и сознание того, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, однако граждане, здесь проживающие, являют собой совершенно нехарактерный для Владивостока пример активной гражданской позиции. Они выходят вместе на субботники, коллективно пишут жалобы, общаются в чате микрорайона, пытаясь решить — и ведь решают! — жилищные и территориальные проблемы, которые, зачастую, выходят далеко за рамки личного пространства.

К примеру, было загаженное стоками реликтовое озеро. По генплану микрорайона там значилась зона отдыха. Однако одни недобрые люди загадили его канализацией, другие — начали сбрасывать туда покрышки, и прочую дрянь. Реликтовое озеро плавно превращалось в мерзкое болото. Жители развили бурную деятельность, достали всех, включая депутатов, администрацию города, края, и вы не поверите — озеро очистили!

— Лотосы туда хочу засадить, — говорит мне Виталий, когда мы уже ехали обратно с теперь уже знакомого мне Патрокла. — Скоро буду в третий раз на балконе семена проращивать. В прошлом году не прижились, теперь вода не загрязняется и надежда есть…

— Зачем тебе это? — спрашиваю. — Вот это озеро, борьба с домами-призраками, организации ТОСа, создание сайта Patrokl.info и прочее и разное… Ты еще даже не депутат! Откуда такой энтузиазм? И ведь не у тебя одного. Вы там что, грибы едите волшебные?

— Кстати, про грибы, — улыбнулся Гречанюк. — Сейчас заедем в лес, и ты увидишь, сколько там мусора, и все это тоже нужно чистить, — машина решительно свернула на лесную дорогу. И пока крошечный внедорожник прыгал по вихляющей тропинке, мне пытались втолковать вроде бы банальные, но такие непривычные для слуха журналиста вещи:

— Главное — мне это интересно. Когда ты понимаешь, что большая группа людей, если они вместе, могут реально влиять на ситуацию. Не хочется, чтобы здесь было, как в других районах Владивостока. Когда все друг у друга на головах, а застройщики творят, что хотят. Мне ведь этот лес и эта бухта с детства знакомы. Когда увидел, что тут дома начали строится, сразу взял на заметку, потом квартиру купил. И это ведь нормально, когда человек заботится о месте, где он живет… Сейчас ТОС зарегистрируем, надеюсь, диалог полегче будет. Со свалками надо бы разобраться. Главное — с застройщиками. И дома эти, призраки, надо достраивать. Будем добиваться. Помнишь, как у Экзюпери? «Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету». Правильный подход, я считаю!

Мы наконец-то заехали на самую вершину сопки, откуда открывался совершенно роскошный, просто космической красоты вид на бухту Патрокл. Рядом виднелась то самое реликтовое озеро. В котором, и в этом нет никакого сомнения, скоро зацветут лотосы…

Лада ГЛЫБИНА

Фото из архива Виталия Гречанюка и PortoFranko

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции
3.04.2019


Читайте новости PortoFranko в WhatsApp и в Telegram!