Бомж на обочине. Владивосток нуждается в приюте не только для бродячих собак — но и для бездомных людей

Сцена, достойная кино. Глубоким вечером краевой депутат Юлия Толмачева ехала с работы. Вдруг в свете фар мелькнула фигура мужчины, который буквально бросился под колеса машины. И хотя водитель резко нажал на тормоза, человек демонстративно упал, прямо перед машиной...

«Все равно подохну…»

Юлия Толмачева выбежала из машины — в любом случае, человеку надо помочь. Перед машиной лежал бомж — закутанный в тряпье мужчина, неопределенного возраста.

— Лучше б вы меня сбили, — пробормотал мужик. — Все равно не сегодня-завтра подохну от холода... И не ел уже два дня.

— Это случилось в те зимние дни, когда во Владивостоке было адски холодно. Как было оставить человека в таком состоянии на улице? — рассказывает Юлия Валерьевна. — Подумала — куда его? А ведь некуда. Я, как житель Владивостока, таких мест не знаю. Пришлось везти в больницу, в «тысячекоечную». В эту больницу обращаются пациенты в случае появления экстренных ситуаций со здоровьем. Сказала — обмороженного привезла. Да так оно, по сути, и было, на улице минус двадцать с ветром, а человек был в осенней куртке. По пути заехали в магазин, купили еды. Пока ехали в больницу, рассказал мне свою историю. В общем, она довольно типична для таких людей... Мужчине 66 лет. Детей нет, жена умерла. Начал пить, потерял квартиру. Оказался на улице. Бомжует уже пять лет. Паспорт потерял. Слушаешь такие истории, а чувства смешанные. С одной стороны, сам виноват, но с другой стороны — как не помочь?

На сегодняшний день практика такова, что перезимовать бомжи пытаются в больницах. Преимущественно в «тысячекоечной», лечебном учреждении, оказывающем экстренную медицинскую помощь. Практика нарочного попадания под колеса автомобиля довольно распространена. Потом, как правило, вызывается «скорая», бомж едет в приемное отделение, там его отмывают, одевают, кормят, и кладут в палату, лечить. Благо, букет болезней, как правило, налицо, а не оказать медицинскую помощь врачи права не имеют.

— Так случилось, что главный врач «тысячекоечной», Вячеслав Глушко, мой товарищ по Партии Пенсионеров, — продолжает Юлия Толмачева. — Мы с ним эту ненормальную ситуацию обсуждали. Конечно, лечить таких пациентов сложно, потому что, кроме травмы, у них несколько сопутствующих заболеваний, лечение которых никем не оплачивается, а является весьма затратным. К тому же, другие пациенты категорически против подобного соседства по палате. И людей можно понять. Единственный разумный выход, о котором не первый год на всех уровнях говорят во Владивостоке — это строительство приюта для бездомных. Когда я начала разбираться в этой проблеме, оказалось, что краевой центр для бездомных у нас, оказывается, есть. Но почему-то этот центр находится в селе Романовка! Вы себе представляете бомжа, который в Романовку поедет? Начнем с того, откуда он про нее узнает? Большая часть бездомных находится во Владивостоке, так что реабилитационный центр необходим здесь. Хотя бы наладить на муниципальном уровне раздачу горячего питания. Сейчас, время от времени, на Морвокзале людей кормят волонтеры благотворительного проекта «Пища для жизни», есть акция «Социальный автобус»… Людей хотя бы раз в неделю стараются накормить, иногда помочь одеждой… Но понятно, что эти акции — не решение проблемы.

День бомжа

Увы, это только в заграничном кино бывает: бездомные граждане приходят за тарелкой горячей еды в красивые и чистые центры социальной помощи. У нас иная картинка. Во Владивостоке бесплатные столовые иногда организуются перед выборами, однако конец избирательной кампании означает и конец «манны небесной». Как правило, бездомные добывают себе еду сами. Зачастую, единственным источником пропитания становятся свалки и мусорные ящики. Грустно это. Не по-человечески. И питаться подобным образом бомжам, и относиться так к этой ситуации нам, живущим в тепле и сравнительном достатке.

Власти предпочитают не замечать людей без определенного места жительства. Хотя у этих людей даже есть свой праздник — 2 октября, День бездомных. Впрочем, вряд ли они знают об этом дне. Их никто не поздравляет, но главное, никто не задумывается о решении их проблем. У этой категории людей каждый день — их день, и, возможно последний. Каждый день — борьба за выживание. Да, можно говорить, мол — сами виноваты, и проходить мимо. Но жизнь такая непредсказуемая штука, что никто не знает, чем обернется завтра.

— Бездомные люди — это, в массе своей, люди не очень молодого возраста. Люди больные, которые вынуждены вести полуголодное существование, питаясь, зачастую, с помоек. На мой взгляд, общество не может считаться здоровым, не говоря уже — цивилизованным, если оно закрывает глаза на проблемы этого контингента граждан. После случая с тем человеком, которого мы отвезли в больницу, заинтересовалась этой проблемой уже как депутат и лидер Партии Пенсионеров, — рассказывает депутат Юлия Толмачева. — Ситуация очень нерадостная. Если власть думает, что проблемы асоциальных граждан находятся где-то на задворках, пусть поинтересуются реальной статистикой туберкулеза в Приморье. Почему мы молчим, что на нашей территории фактически наблюдается вспышка этого серьезного заболевания? А кто переносчик, как вы думаете? В том числе, и категория бездомных граждан. Врачи мне рассказывали страшные вещи. Оказывается, туберкулезная палочка обладает такой колоссальной устойчивостью, что если, к примеру, больной плюнет в детскую песочницу, а ребенок потом там будет играть в куличики, даже через несколько месяцев вероятность заражения очень высока. Не говоря уже про то, что бездомные граждане, попав по экстренной госпитализации в обычное лечебное учреждение, на первоначальном этапе, когда они еще не обследованы до конца, также угрожают здоровью обычных больных. Раньше, в советские времена, во Владивостоке была выстроена система дезинфекции. Этим занимались дезостанции. Теперь все это пошло прахом. Власть в упор не замечает бездомных граждан, забыв о том, что они тоже люди.

Жизнь в подвале

В столице Приморья бомжи обитают в основном около продуктовых рынков, там есть возможность прокормиться. Среди асоциальных элементов можно встретить представителей самых разных профессий. И это миф, что большинство сознательно выбрало для себя такой образ жизни. Мол, даже если им дать работу и крышу над головой, все равно будут бомжевать — философия такая.

— Глупости какие, кто ж по доброй воле замерзать и голодать будет, — рассказывает бомж Коля, которого мы нашли на рынке Второй Речке. Закутанный в тряпье мужик куда-то брел, и очень недоверчиво отнесся к желанию с ним поговорить. Лед коммуникации у нашего собеседника растопила пятидесятирублевка.

— Где живу? В подвале. Натаскал туда коробок, еще тряпья. Я там не один живу, с товарищем. Днем уходим на работу, милостыню просим. Народ добрый, кто мелочь кидает, кто побольше. На бутылку вечером хватает, а то и на две. Мы дорого не пьем! А не пить нельзя, замерзнешь, заболеешь. Хотя болеть хорошо, — Коля мечтательно улыбнулся. — Я вот прошлой зимой так замерз, что решил в больнице полежать.

— Под машину кинулся? — спрашиваем.

— А как вы догадались? — изумился Коля. — Ну да, многие так делают. Перекантовался там десять дней, а потом ушел. Уколы больно кололи, не люблю я... Хотя кормили хорошо. И помыли еще.

— А что в прошлой жизни было, помнишь?

Коля недовольно морщится.

— Да чего там вспоминать... Военным был. Пил сильно. Жена с детьми бросила, уехала к родителям. Квартиру продал, пропил. Пропащий я человек, помру скоро, туда мне и дорога. А вот со мной товарищ мой живет, того черные риэлторы из квартиры выписали. Подписал бумажку по-пьяни, его в машину сунули, а потом выкинули в другом городе, без документов. Правды не добился, так с тех пор и бомжует. Но он все мечтает выбраться. Как мы с ним выпьем, так все говорит: «Если не замерзну в эту зиму, Колян, непременно летом в охранники пойду». Мечтатель, блин. Кто ж его возьмет, бомжару, без документов...

— Замечательно, что находятся энтузиасты, которые время от времени кормят бездомных людей, — комментирует ситуацию депутат Юлия Толмачева. — Но, наверное, человеку важнее дать не рыбу, а удочку. Помочь восстановить документы, пролечить, при необходимости. И, главное, трудоустроить. Мне, как адвокату, известно, что категория людей, потерявших жилье, растет, в том числе, из-за разного рода махинаций с квартирами. То есть, оказаться на улице сегодня имеет шанс вполне добропорядочный, непьющий человек. Жертвами мошенников зачастую оказываются целые семьи. И куда им идти? Совершенно некуда. И здесь снова встает вопрос о реабилитационном центре для бездомных во Владивостоке.

Хотя, по большому счету, нужно ставить проблему шире. Нужен не просто приют для бездомных, но центр социальной помощи, куда бы помогли обратиться граждане, попавшие в экстренную ситуацию. Это может быть как бездомный человек, так и человек, которому срочно нужна помощь. Приведу недавний пример, который широко обсуждался в социальных сетях столицы Приморья. Пожилого мужчину кто-то регулярно избивает. До крови. Не исключено, что хотят отобрать квартиру. Пенсионер боится обращаться в милицию. Потому что думает, и не без оснований, что в правоохранительных органах никто его проблемой предметно заниматься не будет. Мы, со стороны Партии Пенсионеров, готовы были выехать на место, разобраться в ситуации и помочь. Однако пожилой человек просто испугался с нами общаться по телефону, адреса нам не сказал — настолько был запуган. Вот вам жизненная ситуация, которая, к сожалению, не единична. Увы, подобного центра помощи нет, зато активно обсуждают заявление нового мэра Владивостока о строительстве приюта для бездомных собак. Спасать животных — это прекрасно, но давайте все-таки начнем с людей!

Анна БЫСТРОВА

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!