Да кто он такой, этот Кожемяко? Почему «антикризисный губернатор» вернулся в Приморье

Биография руководителя края Олега Кожемяко интересует многих жителей Приморья. На эту тему ходит множество мифов и откровенных легенд: как такое возможно, что человек, родившийся в простой деревенской семье, без «золотой ложки» во рту, достиг таких вершин в бизнесе и политике? Предметно разбиралась в вопросе корреспондент PortoFranko Лада Глыбина.

«Держи удар!»

Море и скалы в Приморье красивые, спору нет. Но главная достопримечательность края — это, конечно, люди. Красивые и сильные, как море, и упертые, как скалы. Олег Кожемяко из нашей породы, приморской. И это главное, что нужно понимать, задавая вопрос, который в эти дни волнует абсолютно всех жителей края: да кто он такой, этот «антикризисный губернатор», который свалился с Сахалина, как снег на голову?

— Будешь меня обижать, Олега позову!

Детство в Черниговке у Оли Кожемяко было безоблачным. Все окрестные хулиганы знали, что у Оли есть брат-близнец, Олег, который занимается боксом и шутить не любит. Зато очень любит сестру. Простая семья, простые родители. Семейные корни — на Украине и в Белоруссии. Дедушки с бабушками, как у многих в Приморье, когда-то приехали переселенцами на Дальний Восток. Знала бы белорусская бабушка Олега Кожемяко, что настанет день и ее любимый внук начнет дружить с президентом Белоруссии, батькой Лукашенко!

Но до этого еще было — полвека. А пока — обычная сельская школа и ежедневные тренировки в старом спортзале.

— Держи удар, Олег! — учил тренер. — Не тупи. Не подставляйся. Атакуй! Тогда победишь.

Кто знает, как сложилась бы судьба Кожемяко, если бы не эти простые, но важные уроки. С тех пор спорт — это жизнь и, если хотите, философия.

Жизненный путь будущего губернатора Корякии, Амурской области и Сахалина, врио губернатора Приморья Олега Кожемяко начинался народнее некуда. После школы в Черниговке махнул не глядя в Хабаровск. Окончил монтажный техникум, работал сначала слесарем-сантехником, а потом мастером цеха на Приморской ГРЭС. Пришло время — пошел в армию, попал в мелиоративные войска.

— В некотором смысле повезло: там тогда солдатам за работу неплохо платили, — улыбается Олег Николаевич. — Конечно, вкалывать приходилось. Каналы рыли, как говорится, от заката до упора. Но зато «на дембель» пришел — в кармане тысяча рублей лежала. Помню, я эту тысячу сестре перевел. Ей как раз надо было. Я же брат.

Здесь нужно сделать первое лирическое отступление. Кожемяко всегда считал необходимым зарабатывать деньги. Важное качество для мужчины, во многом определяющее. Между тем на дворе стояли девяностые. Время, трагическое для страны, но колоссальное по возможностям. Кожемяко был молод, умен и решителен. Кроме того, он обладал уникальной способностью, сохранившейся по сей день: складывать в уме большие цифры. Между прочим, эта способность — отличительная черта многих успешных бизнесменов.

— Начинал Кожемяко с цветочного бизнеса, и он у него успешно шел, шаг за шагом. Была у человека деловая хватка, а «наезжать» на него, чтоб он доходами с кем-то делился, криминалитет опасался, постоять за себя Кожемяко мог, — рассказывает Виктор Булавинцев, известный приморский журналист, пишущий на правоохранительные темы. — При этом могу утверждать, что сам Кожемяко никогда «в криминале» не был. Друзья у него были боксеры, такие же серьезные парни. На чужое никогда не зарились, но за свое стояли крепко. Время было жесткое тогда. Могли и убить запросто. Особенно когда в рыбный бизнес зашел, в Преображение. Но или повезло, или везучий. Хотя Кожемяко всегда и договариваться умел, и отношения выстраивал, что его все уважали. Уже тогда политиком был. Талант у человека, не иначе.

— Олега Кожемяко знают и помнят многие из тех, 90-х. Знал его и я, — рассказывает бизнесмен Александр Шамрай. — Скажу так: никогда Кожемяко не поддавался людским порокам: жесткая дисциплина, спорт и природное чутье — вот что отличало этого человека. Подозреваю, что у него были хорошие советники — в придачу к его везению и положительным качествам, то, чего не было у других, в том числе и у меня. Старт был у всех почти один, у кого ниже, у кого выше, но дошли до финиша единицы. Никогда не был в его команде и не знал близко самого Олега, но жил в то время и вращался в самой гуще событий. Могу ответить за свои слова: никогда Кожемяко не был в связке с криминальными кругами, не предавал, не обманывал и не издевался над людьми. Пора уже поставить точки над тем визгом и «кошмариками» про Кожемяко — ну не было такого! Я вообще удивляюсь и даже восхищаюсь его способностям и умению остаться чистым и приличным человеком в той страшной ситуации. Никаких преференций и одобрения от самого Кожемяко мне не нужно, просто хочу сказать правду как современник того времени и участник тех событий.

Работать мог сутками

Бизнес Олега Кожемяко развивался стремительными темпами. Созданный в 1987 году кооператив с нежным названием «Галатея» заменил в 1989 году кооператив «Приморский», переросший позже в пищевое объединение.

Но лучший хлеб в Приморье — это рыба. Исходя из этого здравого тезиса в начале девяностых Кожемяко впервые приехал в приморский поселок Преображение, который в реальности преобразил его жизнь. Было ему тогда немногим за тридцать. Море, суда, рыбная промышленность, и во всем этом он, прямо скажем, ни черта не соображал. А еще были люди, тысячи людей, которым месяцами не платили зарплату, и брошенный поселок, который загибался… Кулаки боксера здесь были бессильны. Нужно было включать мозги бизнесмена и начинать учиться. С нуля. Впрочем, Кожемяко это не пугало.

— Здесь все разваливалось в девяностые. И развалилось бы, если бы он не пришел. Кожемяко! Это вам все в поселке скажут. Люди тогда без зарплаты месяцами сидели. Собственники менялись, а толку не было, — рассказывает житель Преображения Игорь Слободян. — Мы на Кожемяко, конечно, недоверчиво сначала смотрели. И правда, он в морском деле поначалу ничего не понимал. Я тогда старпомом ходил на плавбазе, так Кожемяко с нами специально в море пошел. Помню, на судне лез во все дыры, смотрел, где и что можно улучшить. Думаю, у него еще тогда эти мысли зародились, что надо строить корабли современные. На тот момент он один этим начал заниматься.

— Как он вам показался, новый собственник?

— Общались на равных. Нормальный он мужик, простой. Папы-мамы богатых не было, до всего сам дошел. Ему тогда 34 года было, работать мог сутками. В море особые условия ему не нужны были. Мог на диване спать. Что еще? Запомнилось: он очень быстро считает. Мгновенно, в уме.

Если коротко, Преображение выстояло. База тралового флота получила новую жизнь, в последующие десятилетия полностью обновив свой флот, а это расходы на многие сотни миллионов долларов. Сегодня предприятие успешно работает, люди стабильно получают зарплату. На этом фоне просто смешно выглядят информационные вбросы о том, что Кожемяко «развалил» Преображение. Придумали бы чего получше!

Да только «беда» в том, что в случае с Олегом Кожемяко зацепиться совершенно не за что. И уж, наверное, с любыми «помарками» в биографии не быть бы Олегу Николаевичу трижды дальневосточным губернатором. Хотя должности эти были, прямо скажем, не медом мазаны.

Навстречу цунами

За Олегом Кожемяко прочно утвердилась слава антикризисного губернатора, которого раз за разом кидают на прорыв.

Сначала, в 2005-м, была Корякия. Самый трудный, по словам Кожемяко, регион, где довелось управлять. Первый в биографии субъект федерации, и сразу — ворох проблем. Корякия замерзала, срывался северный завоз. В глубоком провале социалка. В той ситуации должность губернатора была расстрельная, Кожемяко не мог этого не понимать. И все-таки согласился, полетел в Корякию.

— В системе ЖКХ допустили разморозку всего, что можно и нельзя. Плюс ко всему Олюторское землетрясение, — вспоминает Олег Николаевич. — Подземные толчки мы ощутили в Палане, шло совещание… Вдруг зашатался стол, съехала стоящая у стены карта. Первым решением было срочно эвакуировать детей из школ и детсадов. Дозвонился до главы Олюторского района Виктора Бондарева. Он рассказал о разрушениях, о том, что нет воды, света, тепла, все жители на улице. И самое жуткое — ожидается цунами. С бригадой монтажников, аппаратурой и оборудованием мы срочно вылетели в Олюторский район…

До сих пор жители Корякии вспоминают имя Олега Кожемяко с глубокой благодарностью и большим сожалением, что в 2007 году он сложил с себя полномочия. Тогда произошло объединение Корякии и Камчатки и Кожемяко забрали в Москву. Его не могли не заметить в Кремле. Не так уж много у нас руководителей регионов, способных, в прямом смысле, без страха лететь навстречу цунами…

В 2007 году Олег Кожемяко вошел в состав консультативной комиссии Госсовета и получил пост помощника главы администрации Президента. Оттуда — обширные связи в коридорах Кремля, которые впоследствии принесли Кожемяко славу успешного лоббиста возглавляемых им территорий.

В 2008 году полыхнуло в Амурской области. Проворовался губернатор. Кожемяко бросили на прорыв. С октября 2008 года по март 2015-го — губернатор Амурской области. И снова — из огня да в полымя. «Амурка» горела и тонула. Кожемяко тушил пожары и ликвидировал последствия наводнения.

В 2015-м на Сахалине арестовали губернатора Хорошавина. Олег Кожемяко выиграл выборы Сахалинской области. Пришел со своей командой, что не могло понравиться сахалинским элитам, привыкшим жировать за счет колоссального бюджета области.

— Я за честность, это 100 % так, это главное, — рассуждает Кожемяко о ключевом принципе формирования команды. На Сахалине результат работы Кожемяко налицо. За три года, с 2015 по 2018 год, Сахалинская область вышла в безусловные лидеры по развитию территории среди регионов ДФО. На зависть другим дальневосточникам на территории области действуют колоссальные социальные программы, строятся школы, медицинские центры, дешевое арендное жилье. Детская смертность — одна из самых низких по России. Практически решена вечная продовольственная проблема острова: резко упали цены на овощи благодаря построенным теплицам. На прилавках появилось свое молоко и мясо — результат строительства серии животноводческих комплексов. Нам бы, в Приморье, такие темпы развития, как в Сахалинской области!

Врать не надо было!

Всем известно, Кожемяко сам попросился в Приморье. Наверное, он отдавал себе отчет, что идет ва-банк. Понимал, что сжигает за собой мосты. И что должность губернатора Сахалина, самого богатого региона Дальнего Востока, на дороге не валяется. Он не мог не понимать, что за пару месяцев очень сложно, практически невозможно заставить приморцев поверить в то, что ты не очередной московский засланец, раздающий несбыточные обещания. Но в том главная причина — он наш, приморский. И искренне хочет лучшего для Приморья.

— Врать не надо было! — жестко расставляет в интервью газете «Взгляд» акценты Кожемяко. — Все то, что сделано за эти годы в Приморье, все это оплачено из госбюджета, все эти деньги — федеральные! А край должен был заниматься людьми! Тогда бы получился единый формат улучшения условий и создания перспектив для дальнейшего развития. А вместо этого наши жители задавали себе справедливый вопрос: а что там, за новыми мостами-то? Социалка — худшая на Дальнем Востоке. Уровень заболеваемости — самый высокий в федеральном округе. Очереди в школах — самые большие. Как следствие — демография. И смертность больше рождаемости, и отток населения. Нет нормальных поликлиник, амбулаторий, модернизации больниц. Школы, где сплошь вторая смена, особенно в городах. Надо эти вещи вытаскивать на федеральный уровень. Вместо этого все скрывали. Проблемы усугублялись, усугублялись — и в итоге «выстрелили»!

Те шестьдесят дней, которые врио губернатора руководит краем, срок слишком малый, чтобы кардинально изменить ситуацию. Но нужно быть слепым, чтобы не видеть: сделано колоссально много. Не будем перечислять, все на слуху. Наблюдая за передвижениями Кожемяко по Приморью, за его бесконечными встречами с людьми, совещаниями, у народа возникает только один вопрос: наш врио губернатора когда-нибудь спит?

Не рубль, чтобы всем нравиться

Безусловно, Олег Кожемяко — не рубль, чтобы всем нравиться. Он жесткий и требовательный руководитель, который сам работает сутки напролет и от других требует того же. Его приход на территорию всегда вызывает сопротивление местных чиновников, понимающих, что спокойная и вольготная жизнь кончилась. Наверное, именно в этом главная причина массированных информационных вбросов, которые атаковали мессенджеры приморцев сразу после известия о назначении нового врио губернатора.

Но он, безусловно, с этим справится. Потому что всегда решал поставленные перед собой задачи. Всегда шел навстречу любым трудностям и всегда побеждал. А здесь, в своем родном Приморье, разве может он проиграть? «Олег, держи удар! Атакуй. Тогда победишь!» Все-таки очень повезло Олегу Кожемяко в детстве с тренером.

— Дома и стены помогают, — говорит Олег Кожемяко. — Понимаю, что работы много, непростой, трудной. Но есть огромное желание изменить ситуацию. Есть задача объединить всех, кто хочет видеть наше родное Приморье другим.

Лада ГЛЫБИНА

Фото Игоря НИКИТИНА, Александра САФРОНОВА и Юрия МАЛЬЦЕВА (из архива)

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!