Дело врачей. Руководство крайздрава видело «шпионскую съемку» гораздо раньше изумленной общественности Владивостока

Владивосток увлеченно обсуждает разоблачение месяца: пациентка Краевого центра материнства и детства сняла на видео, как заведующая гинекологическим отделением предлагает ей заплатить деньги за срочную операцию. На 20% меньше, чем через кассу. Схема, в целом, не нова, и мы, по большому счету, к ней привыкли. Только вот никто до этого момента не догадывался прибегать к шпионским методам. Умнеет народ. Начинает понимать, что телефон дан человеку не только ради того, чтобы звонить. Еще можно стучать. Что нынче активно приветствуется.

Впечатление от скандального видео двоякое. С одной стороны, очень мерзко смотреть на доктора. На все эти заходы из-за печки, мол, «а кем у нас работает муж?». И откровенное: «будешь мне хорошо платить, стану твоим личным психотерапевтом». Это гинеколог-то! Пациентка, правда, тоже хороша, с классическим: «А я деньги беру в тумбочке!», «На что еще нужен муж, как не зарабатывать»…

Цитировать можно дальше, но не хочется. Есть ощущение, что придаешь огласке личную переписку, подглядываешь в замочную скважину. Тем более, что там проскальзывает информация довольно интимного, гинекологического характера. Допускаю, что смотреть такие видео в правоохранительных органах — норма. Нормально ли устраивать широкий просмотр с обсуждением? Сомневаюсь.

Однако видео стало достоянием широкой общественности, и Владивосток активно начал обсуждать очередное дело врачей. В социальных сетях — градусе общественного мнения — кипят страсти.

Одни пишут: «А что тут криминального!? Меня устраивает 20 процентов минус от суммы, если нужно оплачивать платные услуги! И если хороший врач и нужно срочно оперировать! Прямо-таки бандита поймали!» Другие поддерживают: «Ни в коей мере я не оправдываю плату «мимо кассы», но..... В государственных клиниках врачу за платный приём приходится порядка 10-15%, все остальное идёт на оплату так называемых различных менеджеров. Пока такая практика будет существовать, деньги и будут идти мимо кассы». Третьи категорично осуждают: «У моей мамы-пенсионерки хирург уссурийский вымогал деньги за установку пластин на сломанную ногу. Я позвонила в ФОМС. Они прислали проверку. Так он после проверки даже угрожать ей начал, что бесплатную операцию сделает так, что она инвалидом станет. И она со страха писала заявление в ФОМС, что он у неё ничего не вымогал. И заплатила ему. И после этого, каким бы классным специалистом он не был, я его презираю. И таких завотделением тоже. Пусть за свои права борются иначе, а не за счет пациентов. Когда я иду к специалисту, я заранее знаю ценник, я соглашаюсь или нет, плачу в кассу и т.д. А когда платишь без документов, т.е. даже претензии в случае неудачи предъявить не будет возможности — это унижение и для пациента, и для доктора».

И все ведь правда. И про зарплаты врачей, и про маленький процент от платных услуг, и про то, что зачастую желание медиков заработать переходит все мыслимые границы, как в данном случае, и ложится очередным несмываемым пятном на репутацию лечебного учреждения.

Интересен тот факт, что этой шпионской съемке, по нашей информации, уже не менее года. И руководство крайздрава посмотрело эти кадры гораздо раньше изумленной общественности Владивостока. Посмотрело, и …никак не отреагировало. Заведующая отделением продолжала работать. И что совсем непонятно — главному врачу Центра материнства и детства, Николаю Березкину, месяц назад в очередной раз продлили контракт. Это при том, что учреждение, по нашей информации, уверенными шагами идет к банкротству. Сумма кредиторской задолженности Центра материнства и детства перешла все мыслимые границы. Однако главврач Березкин, который отвечает не только за экономику вверенного ему лечебного учреждения, но и за моральный климат в коллективе, снова при шпаге, при погонах. Странно, не правда ли?

***

Не будем разбираться в глубинных причинах возникновения этого видео в медийном пространстве. Борьба с коррупцией — очень модная тема, особенно накануне очередных губернаторских выборов.

Изумленная общественность посмотрела запись, и на этот раз дело дошло до увольнения «засвеченного» врача, который, вне всякого сомнения, должен был покинуть свой пост еще год назад. Не стоит также рассуждать на тему, что одна «секир-башка» в этом лечебном учреждении погоды явно не сделает. Образно выражаясь, в Центре материнства и детства давно уже поздно пить боржоми. Ни для кого не новость, что «печень» там давно уже отвалилась. И, к сожалению, не только там.

Увы, берут. Рискуют при этом не только именем, но и свободой, однако все равно берут. К счастью, не все и не везде.

— Расскажу две истории. Одна произошла в моем лечебном учреждении, с моим пациентом, вторая — в штате Техас, с моими родственниками, — прокомментировала ситуацию Анжела Кабиева, главный врач Краевого клинико-диагностического центра. — Так вот, один хороший знакомый попросил проконсультировать родственницу, женщина приехала из Находки, там сложно с офтальмологией. Пошла навстречу, договорилась с врачом. Потом приходит ко мне доктор, чуть ли не в слезах: «Анжела Анатольевна, что мне с этим делать? Я отвернулась, а пациентка мне в историю болезни 500 рублей положила!». Звоню знакомому, говорю — немедленно приезжай, забирай деньги, и я должна быть уверена, что ты передашь их той женщине, которая их тут оставила! Если ты этого не сделаешь, сама сяду в машину, и поеду по адресу, написанному в больничной карте. Приехал с цветами, извинился. Это я к тому, что в нашем центре — и я за это отвечаю, — ни один врач не возьмет деньги себе в карман. И дело не только в выстроенной системе, дело в команде, взаимном доверии и уважении друг к другу. Мои врачи получают достаточно, чтобы не унижать ни себя, ни пациентов поборами. А теперь вторая история. Мои родные живут в Америке, и вот поехали они в отпуск в Техас. Забрели на экскурсию в какой-то каньон, на этой стороне каньона — США, на противоположной — Мексика. Граница там — условное понятие. И вот гуляют они по пустыне, видят — лежит камень на нем сувениры разложены, мексиканские. Рядом — копилочка для денег, и объявление: один сувенир – 7 долларов. Подошли туристы, один другому говорит — видишь, на том камешке сувениры 6 долларов стоили, а на этом — уже семь!» Понятно, что ни у кого рука не поднимается деньги из копилочки вытащить.

— Это там наших не было!..

— Вот как раз были там наши! Моя мама и сестра, правда, они уже давно в Америке живут. Так вот, мама моя мне потом говорит: «Конечно, мы не стали брать сувениры с камушка. Зачем поддерживать мексиканцев, которые не платят налогов? Мы потом купили сувениры в магазине, за 10 долларов. Это честно и правильно!». При чем здесь ситуация с поборами в медицине? Да при всем. Нет у людей убежденности, что взятки давать нельзя. Есть кто-то готов давать, к сожалению, всегда найдутся те, кто готов брать. Иначе не бывает.

— Но как быть, если перед операцией к больному приходит анестезиолог и прямым текстом говорит — заплатите за наркоз!?.. К слову, довольно распространенная ситуация. Человек боится — вдруг доктор ему даст плохой наркоз? И он вовсе потом не проснется?

— Ну что за глупости вы тут говорите! Полагаете, анестезиолог, из чувства мести допустит смерть на операционном столе, и пойдет после этого под статью? Да в жизни он такого не сделает. А если он «хороший» наркоз за деньги предлагает — он что, сам побежал в аптеку за препаратом? Или больница покупает два препарата, один плохой, другой хороший? Бред! Пока пациенты в этом бреду находятся, ничего не изменится. И еще один момент. В процессе дачи взятки всегда виновны оба: и тот, кто берет, и тот, кто дает.

Хотелось бы верить главврачу Анжеле Кабиевой, что ни одни врач не сделает сознательно плохого пациенту. Однако, увы, есть примеры обратного… Один уважаемый доктор рассказала мне историю своего близкого человека, которого после сложной операции срочно выписали, если не сказать — выкинули — домой. По той причине, что человек отказался платить. И не спасла даже принадлежность родственницы к медицинскому сообществу. Так что по- всякому бывает…

Сегодня идет сложный, но очень нужный нам всем процесс: пытаются ломать сложившиеся в девяностые схемы отношений в здравоохранении. Тогда у медиков были проблемы с зарплатой. К сожалению, в ряде лечебных учреждений эти проблемы есть и теперь. Тем не менее, пациенты должны понимать: если вы приходите к врачу, а доктор говорит — я не буду делать операцию, пока вы не заплатите — это криминал. Если операция платная, заключается договор с лечебным учреждением. Если врач предлагает заплатить мимо кассы со скидкой, велика вероятность, что эту операцию можно сделать бесплатно, по полису ОМС. Потому что доктор использует расходный материал, операционную, заводит на вас историю болезни и прочее. Все это фиксируется, и кем-то должно быть оплачено. Операций у себя дома на кухне хирурги не делают. Если требуют деньги — меняйте врача. Напишите заявление на имя руководства больницы: реакция обязательно последует. Все главврачи заинтересованы в платных услугах. Все борются с «личным карманом», ибо это доход больницы.

Только не надо играть в шпионов — гоняться за врачом с диктофоном, снимать на видеокамеру, и становиться потом героями интернета. Подобного рода борьба с коррупцией очень похожа на массовую паранойю с непредсказуемыми последствиями.

***

Несколько дней назад Владивосток хоронил детского гастроэнтеролога Галину Иванову. На похороны пришло множество людей. Этого замечательного врача знало полгорода. Не счесть, скольких детишек спасла Галина Григорьевна, а сама, гастроэнтеролог, в считанные дни сгорела от язвы желудка. Отказалась от госпитализации, потому что было много работы в детской больнице. Остановка дыхания произошла прямо на рабочем месте. Через стенку от кабинета — реанимация. За жизнь начмеда боролись изо всех сил. Не спасли.

Такое тоже бывает. Не нужно всех — под одну гребенку.

Во Владивостоке сотни замечательных докторов. Многие их них сутками не выходят из операционных, спасая человеческие жизни. Это тоже реальность. И вот эти замечательные люди сейчас на каждого пациента смотрят с опаской. Потому что не знают, откуда «прилетит»: снимут на видео, потом напишут в интернете, верх всего — заявление в полицию об умышленном убийстве. Такая схема нынче в тренде. Доверие к врачам практически на нуле, никто не хочет понимать, что врачи не боги, а человек смертен…

Избить врача на рабочем месте стало обычным делом, этим уже не удивишь. Высший пилотаж — посадить в тюрьму. Всем памятна история осужденной за смерть пациента на два года колонии Елены Мисюриной, за которую вступились десятки тысяч медиков. Такое впечатление, что колесо истории поворотилось вспять, на дворе 1953 год, и мы наблюдаем очередной виток «дела врачей».

— Мои лучшие сотрудники бегут в частные медицинские центры, — посетовала главный врач одной из больниц Владивостока. — Там высокая зарплата. Там приятно работать —пациенты частных клиник к врачам относятся с уважением. Скоро все лучшие специалисты будут работать именно там.

Вопрос — кто останется в государственных клиниках, если мы сейчас распугаем всех докторов?

Лада ГЛЫБИНА

Фото Юрия МАЛЬЦЕВА (из архива) .

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!