Дорогой товарищ Ын. Северокорейская ярмарка удивила недемократичными ценами

Во Владивостоке начала работу ярмарка в честь 70-летия образования Корейской Народной Демократической Республики. Торговля развернулась в нескольких павильонах на Спортивной гавани. Однако покупателей было немного: северокорейские товары отпугивали жителей столицы Приморья немыслимо высокими ценами.

Ассортимент продаж на ярмарке разнообразием не отличался. Вышивки, вазочки, сухой женьшень, косметические наборы, хлебцы все с тем же женьшенем, куклы, чипсы, конфеты, печенье…

— Сколько стоит вазочка? — спрашивает потенциальная покупательница, и берет в руки скромное изделие, облепленное мелкими серыми ракушками.

— 18 тысяч рублей! — радостно отвечает милая кореяночка. — Ручная работа!

— Сколько-сколько? — брови изумленной дамы ползут вверх. — Что, всей деревней делали? А почем вот эти хлебцы с женьшенем?

Женщина показывает на пачку в красивой серебристой упаковке, на которой так и написано: «Хлебцы с женьшенем». Цена предусмотрительно не указана. Продавец на секунду задумалась. Потом выдала: 13 тысяч 800 рублей!

— Что???

У дамы от изумления пропал дар речи. Остальные граждане, рассматривавшие товары из Северной Кореи, также разом уставились на серебристую пачечку. Жители Владивостока в своей жизни видели многое, но хлебцы за 13 800 — это невиданный аттракцион.

Главное — пачка же запакованная! Совершенно невозможно понять, за что платить такие деньги? Вдруг съешь, и у тебя сразу все везде вырастет? Невозможно же представить, что столько могут стоить банальные хлебцы, только северокорейского производства. Мы, конечно, знаем, что Северной Корее деньги очень нужны, но все-таки люди пришли на ярмарку, а не на аукцион помощи товарищу Ким Чен Ыну.

— Ладно! — махнула рукой девушка-продавец. — За 10 200 можно! Но это последняя цена!

Приятно сознавать, что северные корейцы считают жителей Владивостока богатыми людьми. Однако, в преддверии пенсионной реформы, даже баснословная скидка на три тысячи рублей не подвигла жительницу Владивостока купить пачку хлебцов за какие-то десять тысяч рублей. Одно слово, обнищал народ.

Не было очереди также за косметическими наборами ценой в 28 000 рублей.

— Я такой покупал в Северной Корее, жене, — рассказал Дмитрий Мудров, житель Владивостока. — Правда, там он стоит 50 долларов. А здесь что-то цены неподъемные…

— Почему так дорого? — спросили мы у представителя организаторов выставки. — Вы же здесь ничего не продадите!

— Почему это? Продаем! — товарищ из Северной Кореи был настроен оптимистично. — Вышивки покупают. Конфеты. Печенье.

Цена на вышивки начиналась от 4000 тысяч рублей, что, по меркам Северной Кореи, видимо, было практически даром. Ярмарку молодого государства в возрасте 70 лет активно фотографировали южные корейцы. Все было тихо-мирно, по-семейному.

Зато отлично продавалась натуральная «растительная виагра» — какая-то коробочка небольшого размера, с каким-то средством для повышения потенции.

— Полторы тысячи! — северокорейская девушка улыбчиво объясняла мужчине-покупателю. — Десять раз!

— Что десять раз? — волновался мужик. — С одного приема — десять раз? Или в коробке — на десять раз?

Увы, переводчиков с северокорейского не было. Торговля шла ни шатко, ни валко…

Лада ГЛЫБИНА

Фото PortoFranko

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!