Гражданская оборона. В центре Владивостока жители старого дома четвертый год защищаются от застройщиков элитного комплекса

В старой комедии «Бриллиантовая рука» от главного героя Семена Семёныча Горбункова управдом хотела лекцию «Стамбул — город контрастов» после зарубежной турпоездки. В нашей невеселой истории этот эпизод вспоминается именно из-за контрастов: на склоне сопки Орлиное гнездо, где «угнездились» династии «птиц высокого полёта» приморского бизнеса и политики, уцелели несколько домов, разительно отличающихся от жилищ в элитных высотках. Бараки, построенные в начале прошлого века, из всех коммунальных услуг обеспеченные лишь электричеством, служили нескольким семьям владивостокцев не только кровом, но и надеждой. На лучшую жизнь в новых квартирах — после сноса их обветшалых домов «барачного типа». Не эти надежды сбылись не у всех.

Город контрастов

Дом № 30 по Некрасовскому переулку, общей площадью чуть более 100 м.кв. в том числе жилой площади 65 м.кв., разделенный на 4 квартиры, находился в собственности у ЗАО «Дальневосточная потребительская кооперация севера». В этом доме проживали семьи тех, кто в свое время получил там жилье от работодателя — вышеназванного кооператива. Когда-то, наверное, это было более-менее сносное жилье, особенно с учетом места расположения дома. Но со временем оно неизбежно превратилось в «предсносное», жить в котором можно лишь в ожидании его сноса и получения нормальной жилплощади.

С начала 2000-х годов склон сопки стали осваивать «новые русские застройщики»: первой «ласточкой» стал высотный дом «Орлиное гнездо», в котором поселились много бывших и действовавших на тот момент депутатов Законодательного собрания Приморского края, а также успешных предпринимателей и бывших госслужащих высокого ранга. В ходе его постройки возникли и первые конфликты с жильцами старых бараков в Некрасовском переулке, которым строительство на склоне доставляло серьезные бытовые неудобства. Но тогда конфликты разрешались, хотя доходили и до суда, и до прокуратуры с милицией, а то и до внезапных пожаров в старых домах, — горевших, видимо, от накала страстей…

Тем не менее, дом № 30 стоял на своем месте и никто сносить его не собирался. Городу он не принадлежал, а собственнику, ЗАО «ДПКС», не было до него дела. Дома по соседству были выкуплены и перестроены, остававшийся полузаброшенным соседний ветхий дом № 28 купили под снос, а в октябре 2014 года и на дом № 30 объявился покупатель. Так старый дом вместе с десятком человек, зарегистрированных там по месту жительства, оказался в собственности у гражданки Елены Касаткиной. А для чего ей такое «счастье» в виде ветхого строения с проживающими там людьми, становится понятно из дальнейших событий.

По чистому совпадению, надо полагать, расположенный по соседству дом № 28 — такой же старый, но бывший двухэтажный барак, площадью в 200 м.кв. — был выкуплен ООО «ЭТУ-Девелопмент» в феврале 2014 года. И строительная компания ничуть не скрывала своих планов построить на его месте очередной элитный жилой комплекс. Собственно, он уже фактически построен, хотя и с некоторой задержкой сроков ввода в эксплуатацию — по обещаниям компании-застройщика будет сдан в апреле нынешнего года. И по второму совпадению, учредителем ООО «ЭТУ-Девелопмент» является Андрей Касаткин. А фирма его зарегистрирована в соседнем, несколько ранее возведенном здании, по Некрасовскому переулку, 24. Новый дом разделен на 29 квартир от 90 до 300 м.кв. по цене 175000 рублей за «квадрат», в нем предусмотрены все удобства, вплоть до бассейна и СПА с хамамом…

Управдом друг человека?

За счет сноса дома № 28 застройщик получил права на землю, общей площадью более 3 тысяч м.кв. Но этой территории для элитной многоэтажки с трехярусной подземной парковкой и прочими удобствами для будущих элитарных жильцов, оказалось маловато. И по этой, видимо, причине, понадобилось выкупать и дом № 30 — с целью его снести и землю под ним присовокупить к уже имеющейся в распоряжении ООО «ЭТУ-Девелопмент», хотя прямо об этом нигде не заявлялось, а Елена и Андрей Касаткины выступали каждый за себя.

Но Елена Касаткина в 2015 году обратилась в суд с требованием о выселении всех граждан, зарегистрированных на тот момент в доме № 30. Без предоставления им иного жилого помещения. А просто — с вещами на выход…

Суд, однако, рвения новой домовладелицы не поддержал. Тем более, что потенциальные ответчики стали дружно заявлять встречные иски к Елене Касаткиной. И в итоге стороны остались, как говорится, при своих интересах. Касаткина — в роли хозяйки и управляющей жилого дома, сдающей жильцам квартиры в нем по договорам найма на срок не менее 5 лет, а жильцы — с правом проживания в ветхом доме «на осадном положении», со всех сторон окруженные стройкой и всеми, сопряженными со строительством, неудобствами.

Жалобы жильцов во все возможные инстанции на незаконность строительства высотки рядом с их старым бараком никакого эффекта не возымели: жильцам дома № 30 отовсюду отвечали, что земля получена и используется законно, а проектно-сметная документация и разрешение на строительство составлены на реконструкцию жилого дома № 28. Размах этой «реконструкции» не может не впечатлять: из двухэтажного барака в 16-этажный дом с подземным паркингом. Но, по выводам прокуратуры и прочих надзорных органов, нет в этом никакого криминала.

Однако и без того ветхий дом № 30 от соседней стройки за эти годы пострадал физически — и жильцы в свою очередь обратились в суд, с иском о наложении обязанности на Елену Касаткину, как собственницу дома, произвести капитальный ремонт строения. Ответчица доказывает, что ремонтировать дом невозможно, а можно лишь реконструировать — так же, как реконструировали соседний, 28-й, — путем сноса и возведения нового дома на месте прежнего. Данное дело в данный момент на рассмотрении Ленинского районного суда, стороны проводят экспертизы в обоснование своих позиций, и какое решение будет вынесено судом, пока не известно.

Им сверху видно всё

Парадоксально, но примечательной в этой истории оказывается ее непримечательность. В масштабах всей России, Приморского края и города Владивостока. Становится привычной ситуация, когда «маленького человека», обычного гражданина России, могут в одночасье лишить основополагающих конституционных его прав, в частности, права на жилище. Без установления виновных и чьей-либо ответственности. Когда дом, где живут люди, может растрескаться или даже обрушиться, вследствие строительных работ на расстоянии 10-15 метров, а собственник дома не будет иметь претензий к застройщику, поскольку они так могли всё и задумывать изначально.

Или, того хуже, когда вернувшись с работы люди могут обнаружить свой дом снесенным, вместе с личными вещами и документами, до состояния груды строительного мусора на раскатанной бульдозером площадке — подобные прецеденты были. Правоохранительные органы и власти разводят руками, ввиду невозможности установить ответственных за это или доказать причастность тех, кому такое было выгодно.

В данном случае пока до откровенного силового вмешательства в конфликт не дошло, но я лично не исключал бы такого развития событий. И если нечто подобное произойдет, то и городские, и краевые власти, и прокуратура — офисы которых находятся практически в шаговой доступности от места событий — будут изумляться и делать хорошие мины при плохой игре.

Включая тех бывших и действующих депутатов и чиновников, что живут в уже построенных высотках на склоне сопки Орлиное гнездо, но не видят происходящего внизу, где граждане вынуждены сами защищать свои основные конституционные права.

Виктор БУЛАВИНЦЕВ

Фото Юрия МАЛЬЦЕВА

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!