Клинический случай. Павел Серебряков о взятках в больницах, частных иллюзиях и перспективах медицины Приморья

Медицина — зона повышенного общественного внимания. Поэтому такой большой резонанс вызвал материал «Дело врачей», опубликованный PortoFranko. Речь там шла о вымогательстве взятки заведующей одного из отделений Центра материнства и детства во Владивостоке. Мы решили продолжить тему, поднятую в «Деле врачей», в личной беседе с вице-губернатором Приморья по вопросам здравоохранения Павлом Серебряковым. А также поговорить о других важных событиях, происходящих в медицине.

Не только берут, но и дают

— Павел Юрьевич, возвращаясь к ситуации в Центре материнства и детства, где заведующая гинекологией вымогала деньги у пациентки. Вы говорите, что документы крайздрав передал в следственный комитет еще год назад. Почему тогда в этом году в Центре материнства и детства не поменяли главного врача? Если в лечебном учреждении заведующие так себя ведут, наверное, рыба гниет с головы?

— Не с головы! Когда президент выступает с посланием, он же правильные вещи говорит. Потом все спускается в регионы. А вот когда приезжаешь в какую-нибудь условную Малиновку, и смотришь, что делается на местах, — порой не понимаешь даже,  как реагрировать! 

Я согласен, главный врач отвечает за все, что происходит в лечебном учреждении. Если он нам «валит» показатели, и количество больных растет, это одна история. Но если взятки берет конкретный врач, то и отвечать должен именно он. Поэтому мы осознанно передали материал в правоохранительные органы, чтобы ситуация развивалась в правовом поле. Пусть разбираются те, кому положено разбираться. Выгнать главного врача? Так можно всех главврачей выгнать… Половину точно. Потому что сейчас финансовый цинизм у медиков в учреждениях зашкаливает.

— Есть мнение, что в Центре материнства и детства взятки берут в системе. Вы не слышали об этом?

— А в каком не берут?

— Есть такие. В детской больнице № 3, у главврача Зеленковой — не берут. В клинико-диагностическом центре, у главврача Кабиевой — не берут, и можно продолжить…

— Есть исключения. Но, в основном, медицина вросла в эти истории. Однако здесь две стороны. Не только берут, еще и дают. Дают, чтобы перестраховаться, чтобы лучше зеленочкой намазали, чтобы бинты не криво примотали… Я условно говорю.

— Может, видео-наблюдение в учреждениях поставить?

— Не поможет.

— Думаете, будут в туалете давать?

— Где угодно. Если человек хочет с кого-то чего-то поиметь, то место он найдет. Он будет к этому стремиться, потому что у него уровень дохода считается не в зарплате.

— Возвращаясь к главврачу Центра материнства, господину Березкину. Это правда, что у этого лечебного учреждения серьезная кредиторская задолженность, и учреждение в шаге от финансового краха?

— Немного не так. Мы мониторим кредиторскую задолженность. Она где-то вырастает, где-то снижается. Кредиторка — рабочая история. Если есть задержки по зарплате, сразу мне на стол — это преступление. Так что, если говорить в целом, в Центре материнства не все так плохо. 

«Братуха, мяса было мало!»

— Кто ж тогда худший, можете назвать? Чтобы «взбодрить» худшего?

—  У нас есть оценочные показатели, например, смертность, та же самая работа с кредиторкой. Человек может выйти за положенный ему показатель. Если мы понимаем — почему, и причины объективные, мы поможем. Ольгинская больница, к примеру. Здание старое, большие площади, все их приходится отапливать, но мы же ее не снесем! Из-за этого больница в долгах. Мы понимаем, почему, и поддерживаем. Другой пример — больница № 4, Дальзаводская. Вся в долгах, уровень оказания лечебной помощи вызывает большие вопросы.

— То есть, вы понимаете, что в Дальзаводской больнице мрак и ужас?

— Конечно, понимаем. Думаю, по этой больнице скоро будет решение. Главврач год сидит в минусе, но действий никаких не предпринимает для исправления ситуации. Мы точно исправим ситуацию, это очень крупное учреждение, к этой больнице относятся еще и Чуркин, и острова. Поэтому это очень важная для нас больница.

— А туберкулезная больница? Там же тоже кошмар!

— Там другая история. Туберкулезную больницу загнал в долги предыдущий главный врач. Мы долги погасили. Больница бюджетная, всегда на пределе финансирования. Мы ее сейчас включили в программы федеральные, в том числе, на ремонт. Идет ремонт в подразделении в Находке, я там был недавно. Во Владивостоке тоже понемногу ремонтируем.

Ситуация сложная. Контингент своеобразный… Главврач, Юрий Селютин, рассказывал истории: выходят люди из мест лишения свободы, садятся в туберкулезку, у них там иерархия, как на зоне. Когда главврач на работе — все тихо, спокойно, как положено. Уезжает — натягиваются веревки в палатах, носки-майки начинают сушиться, как в камере. Есть старший по палате. Юрий Абрамович мне смс показал, больные ему пишут, они главврача зовут — братуха. К примеру, «братуха, сегодня в супе было мало мяса»… И смех, и грех. И с этим тоже приходится работать.

— Рассказывают, там многие врачи заражаются туберкулезом…

— Если это происходит, значит, неправильно себя ведут. Был недавно в СПИД-центре, специально интересовался: за все годы работы ни одного случая. Все понимают, что работают с инфекциями.

Минимум — из отрасли, максимум — в СИЗО

— Почему такая разница по зарплатам в разных больницах? В одних доктора очень хорошо зарабатывают, под 80 тысяч и выше. А есть некоторые больницы — там получают втрое меньше. От чего это зависит?

— Есть квалификация, есть стаж работы, есть выработки и так далее. Средняя зарплата нормальная. Если у кого-то маленькая, надо брать расчетку и смотреть — почему. Есть дорожная карта, согласно указам президента, с 1 января мы ее выполняем. Все учреждения сдали статистику. Некоторые недотягивают, та же самая больница № 4. Проблема в том, что штатное расписание в полномочии главных врачей. И бывают нюансы. К примеру, в Кировке работы нет вообще, а в больнице работает порядка 500 человек. Начали разбираться: на одного врача —  чуть ли не 20 человек обслуживающего персонала — сватья, братья, кого там только нет. Начали чистить — началось: медиков сокращают! Я говорю — мне не надо трогать медиков, но и процветания кумовщины не потреплю! 

Фонд заработной платы один, а его размазывают тонким слоем на всех. В этом плане есть перекосы по учреждениям. Мы сейчас над этим работаем. В будущем заберем согласование штатных расписаний на крайздрав. Тогда сразу будут больше зарплаты.

— Еще один недавний скандал в сфере приморского здравоохранения. Ходят упорные разговоры, что кого-то арестовали в наркодиспансере. Кого?

— Главврач на месте. Была проверка за взятие денег за справки. Это явление нам известно. 

— Слушаю вас Павел Юрьевич, и такое впечатление, что все хорошо в приморском здравоохранении. А чего народ тогда стонет? Говорят, что не ровно все в этой сфере, а как-то …бугристо.

— Народ стонет, в первую очередь, от отсутствия врачей и доступности помощи. Кадровый голод и порождает все те проблемы, о которых говорилось выше. Когда врач один, он же бог, то начинает позволять себе разные вещи. Хамит, грубит, фильтрует пациентов, деньги берет… Отсюда же очереди в больницах и трудности с записью на прием.

Влюбить, женить и поселить

— Каждый год медицинский университет выпускает врачей. Куда они проваливаются?

— Это иллюзия. У нас не хватает 1700 врачей. 1200 нам вопрос закроют. Шуматов в медуниверситете в год выпускает 300, из них 150 уезжают, они не местные. 150 остается. За тот же год из отрасли по разным причинам уходят 140. То есть, в год прибавляется в отрасли 10 человек. Вот и вся история. 1700 не хватает, 10 прибавляется.

— А если зазвать как-нибудь сюда, откуда-нибудь?

— У всех в стране такая же ситуации, примерно. У нас еще не самая худшая. Выход у нас один: тех 150, которые уезжают, надо здесь влюбить, женить и поселить, вот тогда они останутся. Есть поручение врио губернатора по жилью для врачей. Сейчас решается вопрос с доступной ипотекой, когда социальщикам будут первый взнос давать за счет государства. Просчитываем. Планируем для сельских врачей льготы на ЖКХ, как педагогам, чтобы им полностью коммунальные услуги оплачивали.

— Что за льготная ипотека? Какой процент?

– 5,25 %. Пока не очень работает, просчитываем. Уже ввели рефинансирование от ранее взятой ипотеки до 9 %, сейчас 5,25 отрабатываем. В течении пары месяцев будет введено.

— Кто сможет такую ипотеку взять? Молодые доктора?

— Почему только молодые? А те, кто уже работает, их куда? Следующая история — молодые доктора в декрете. Им же не положен внеочередной садик, они сидят с детьми. Поставили задачу посчитать — сколько медиков в декрете, что надо поменять, чтобы они у нас входили в льготную категорию и быстрее выходили на работу. Вот так и смотрим, где можно кадры на работу взять. Тут 10 человек, там 20. Будем решать проблему.

Частная история

— Есть еще один момент. Много врачей уходит в частные клиники. Вы считали, сколько кадров отобрали частники?

— На самом деле, это большая иллюзия, то, что врачи уходят в частную медицину. Уходят, а потом возвращаются. Потому что то, что обещают, не совпадают с тем, что получается. Обещают рыночные условия, супер пациентопоток, а по факту люди не идут. Ситуация, как у одной известной клиники на Чуркине.

— Там уровень медицинской помощи сомнительный и ценник зашкаливает!..

— Вот именно. И ведь мы при этом не ограничиваем. Берите, делайте! Не могут. Так что частники — это частная история. Гораздо больше меня волнуют негодяи от здравоохранения, которых расплодилось не меряно. Вон, на днях прочел в соцсетях очередную историю про оказание экстренной помощи. Дело было ночью, в трамвпункте при поликлинике № 1. Ночь, очередь, кто колотый, кто битый, за счастьем туда не ездят. Сидит парень, рука висит, от боли стонет. В очереди ему говорят — зайди к доктору, пусть обезболят. Он зашел, доктора его послали. Сказали, без полиса — платно. Прочитал об этом, позвонил главврачу, говорю: я скоро на стенке красным у вас в поликлинике напишу: с полисом или без полиса, первая медпомощь оказывается бесплатно в любом месте! Мы обязаны ее оказать! К слову, иностранцы, те, кто приезжает из союзных республик, это отлично знают, и этим очень хорошо пользуются. Наши граждане этого, к сожалению, не знают. А в больницах есть вымогатели, которые спекулируют на боли человека. Вот с ними надо бороться. И это при том, что Ольга Яковлевна Перова — очень разумный, грамотный главврач поликлиники № 1. А на месте, в травмпункте сидит какой-то непорядочный человек, и вот результат.

— Много пишут, что скоро к нам зайдут корейские и японские клиники. Не боитесь, что оттянут пациентов?

— Пусть заходят, мы всем рады. Но позиция Минздрава однозначна — работать они должны по российскому законодательству. Все эти кривотолки, что мы им разрешим работать по их протоколам, — так не будет. У нас есть свои законы, свои национальные интересы.

Другой момент. Оборудование пусть будет их, но те же корейские доктора должны подтвердить свои дипломы на территории РФ. Это стандартная мировая практика. Мы же со своим дипломом не можем у них работать! Если все эти условия будут соблюдены — добро пожаловать.

Но пока что делают? Они открывают здесь диагностику, а лечить зазывают за рубеж. Бороться с этим невозможно, нужно что-то противопоставлять. К слову, это иллюзия, про счастье зарубежной медицины. Недавний пример — одна знакомая сделала в Сингапуре коленку. Рассказывала — потом в эту коленку внутрь сама пальцем болт вкручивала. Вываливался! А гарантии Сингапур на территории России не дает.

Должно сбыться!

— Почему так сложно записаться по интернету к врачу? Куча регистратур электронных, а смысл?

— Электронные записи резко обнажили проблему дефицита врачей. Потому что все талоны на запись вывешиваются, и видно, что врачей просто нет. Пытаемся решать. Уплотняем прием. Вводим теле-медицину, теле-ЭКГ, и прочее. Весь прошлый год работали над этим!

Многое зависит от главврача. Вот есть на Тихой поликлиника, там главврач Анастасия Худченко, которая сама мониторит запись, талоны, нагрузку на врача, разводит потоки больных… И там очереди минимальны. Хотя у нее точно такие же условия, и такой же ОМС. Другой момент — заходишь в поликлинику: чисто, светло, ремонт сделан. При этом никто ей денег на ремонт не давал, ни копейки. Сама! Поэтому тут еще в главврачах вопрос, в таланте менеджера.

— Павел Юрьевич, что можно ждать хорошего от департамента здравоохранения Приморья в ближайшее время? Какие плюшечки народу?

— Повторюсь, самая сложная история — кадровая. Ее щелчком решить невозможно. У нас запланированы ремонты. Федерация дала 150 млн на детство, дооснастим детские лечебные учреждения. Купим новое оборудование. В ближайшем будущем появится электронная карта пациентов, которая будет доступна во всех медучреждениях. То есть, все анализы, все диагнозы человека будут в едином электронном виде, их можно будет оттуда достать, и сложить новые туда же. Организуем колл-центры. Звоним в поликлинику — попадаем в колл-центр. В регистратуру чего приходят? Записаться, и «дайте карточку».

Повторюсь, успешно вводим теле-ЭКГ. Кардиологов не хватает. Приезжает «скорая» на вызов, врач достает чемоданчик, снимает ЭКГ, передает на подстанцию. Там сидит кардиолог, который читает ЭКГ и отправляет ответ. Понятно: инфаркт у человека или нет, и в какое место его надо везти.

Продолжаем по краю достраивать ФАПы. На данный момент у нас 360 фельдшерско-акушерских пунктов.

— Когда сдадут онкодиспасер, и в каком положении стройка психонервологического диспансера?

— Люди в палаты зайдут к сентябрю. 25 апреля доставили ускорители, это «пушки» для лечения больных, которые пучком убивают опухоль.

Что касается психодиспансера, пока стоит «замороженный». Здание было спроектировано по старому проекту. Не соответствует ряду строительных норм, надо перепроектировать, а потом уже достраивать. Пока в стадии осмыслении.

К сентябрю запустится ПЭТ- центр на Русском. То, о чем миллион лет говорим — должно сбыться!

Лада ГЛЫБИНА

Фото Юрия МАЛЬЦЕВА, Игоря НИКИТИНА и Глеба ИЛЬИНСКОГО («Приморская газета»)

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!