Набережная ужасов. Глаза бы не смотрели: каким видят иностранные гости «туристическое сердце Владивостока»?

В столице Приморья разгар туристического сезона. По городу толпами ходят иностранцы, преимущественно, китайцы и корейцы, обвешанные фотоаппаратами. Что же они видят? Этим вопросом задался корреспондент PortoFranko, который вызвался сопровождать одного из гостей Владивостока.

Сиреневый обман

Бизнесмен из Харбина Ван Юншен приехал во Владивосток первый раз в жизни. Время пребывания ограничено парой дней. Между бизнес-переговорами в планах — посмотреть город. Ибо наслышан. Куда пойти? Разумеется, на Набережную. Потому что именно Набережная — туристическое сердце Владивостока. По крайней мере, так должно быть в теории.

Начало нашей прогулки было замечательным. Прямо по курсу мы заметили дивной красоты розовое дерево. Что это такое, мы сначала не поняли. И только подойдя почти вплотную, мы поняли, что так усыпан цветами банальный куст сирени!

— Это почти так же красиво, как цветение сакуры, — сказал господин Ван Юншен. Помолчал и добавил в качестве комплимента. — Хотя самое красивое во Владивостоке, это, конечно же, ваши девушки!

Вечер обещал быть томным… Погода была прекрасная, шумел фонтан, влюбленные сидели на лавочках, у некоторых из них на плечах дополнительно сидели хорьки. Мы решили прогуляться в район частного пляжа ТОФ, на котором я еще не была после реконструкции, но разговоров слышала много. Вот и повод: самой посмотреть, и гостю показать!

Собака с шаурмой

Туристическую идиллию внезапно разрушил отчаянный собачий лай. Изумленному взору китайского туриста открылась картина маслом.

Среди груды мусора возвышался двухэтажный остов разрушенного павильона. Видимо, строение снесли, а убрать — забыли. У нас это бывает. На втором этаже неграфских развалин сидел песик, по виду — незаконнорожденный потомок фокстерьера, и заливался сверху отчаянным лаем на прохожих.

— Надо ему помочь, — озаботился чуткий к проблемам животных китаец. — Наверное, он слезть не может? Может, голодный?

За разъяснениями тревожной ситуации мы обратились в ближайший киоск, где продавали шаурму. Улыбчивый парень узбекской наружности тревоги наши рассеял.

— Не переживайте, этот пес там живет! — объяснил нам продавец. — Когда он хочет есть, спускается со второго этажа, и его тут все кормят. А лает — потому что работа у него такая.

— А, это что-то типа зоопарка, — пошутил господин Ван. — Почему столько мусора вокруг?

— А это интерьер зоопарка такой, — пришлось шутить в ответ. Объяснять — почему не убрано, было долго, и вряд ли было бы понятно Пришлось бы начинать с кардинального экскурса в историю Владивостока…  Хотя, в самом деле: какая проблема — убрать гору мусора в центре туристического маршрута?

Гуляем дальше. Натыкаемся на … дрова! За дровами народ радостно играл в волейбол.

— Зачем они здесь лежат? — поинтересовался любознательный господин Ван. И тут же немедленно догадался: — А, наверное, тут что-то будут строить! Например, как это!

И китайский гость ткнул пальцем в павильон, сработанный в хорошо знакомом нам стиле «а-ля Патайя». Это когда доски-доски, и немножко соломы сверху. А что, дешево и сердито!

Вип на лежаке

Но тут глаза поднебесного гостя сосредоточились на какой-то точке, и брови господина Вана медленно поползли вверх. Забыла сказать: к несчастью, мой иностранный друг не только говорит, но немного читает по-русски, что его сильно портит. Ибо русская действительность иногда бьет наотмашь.

Вот как в этот раз. На досках, сколоченных в виде стойки бара, красовалась надпись: «Аренда лежака — 500 рублей. Вип-лежак — 1000 рублей».

— Лежак — 500 рублей? — глаза господина Вана стремительно приобретали европейские черты. — Это же очень… дорого! А вип-лежак за 1000 рублей, это что? Это как может быть?

— Наверное, хозяева лежака за эту сумму делают тому, кто на нем лежит, массаж, — предположила я. — Или танцы рядом танцуют. Или отгоняют газетой мух. Хотя тут нет мух, так что, наверное, отгоняют чаек… Ничего иного предположить не могу.

— От меня еще никогда на пляже не отгоняли чаек, — мечтательно произнес господин Ван. — Если бы чаек отгоняла красивая девушка, наверное, я был бы не против…А только простите, где тут пляж?

Я оглянулась вокруг. В самом деле, ничего похожего на понятие — пляж — и близко не было. Все дощатые настилы, на которых так любили загорать поколения жителей Владивостока, как корова языком слизала… Теперь местность колдобилась гигантскими булыжниками, бетонными провалами, и прочими признаками необратимого наступления частника на общественные интересы.

В самом деле, к чему все эти танцы с морем, солнцем, и загаром? За это денег много не возьмешь. Народ нынче ушлый пошел, совершенно не хочет входить в бедственное положение владельцев частных прибрежных территорий. Поди, заставь этих дармоедов лежак за 500 рублей брать! Они ж с собой полотенца приволокут, или, того гляди, стоя начнут загорать, как лошади. И поэтому был воплощен хитрый план — отрезать все возможные подступы к морю. А там, где подступы по недосмотру остались, сделать так, чтобы к водной стихии можно было только с риском для жизни подойти.

Ловцы счастья

Очевидно, задача гуляющих по набережной, по мнению хозяев этой территории, заключается в том, чтобы — пить и есть. Есть и пить. Ибо только это приносит деньги в кассу. Вот даже туалетом пользоваться не обязательно. Ибо туалеты тут… в общем, лучше потерпеть, и подняться к кинотеатру «Океан».

— Какие вы смелые, русские! — восхищался господин Ван, оглядывая пейзаж, близкий к лунному. — Как эти люди не боятся спускаться по этим камням в море! Как они не ломают тут ноги, интересно? А вон там я даже вижу людей в масках и ластах. Они ныряют! Интересно, что они тут ищут?

— Что ищут все русские люди, на земле и даже в море? Конечно же, счастья! — мне ничего не оставалось делать, как шутить, пытаясь смикшировать нюансы нашей туристической привлекательности.

И тут мой китайский друг радостно закричал, показывая рукой на многоэтажное здание, которое виднелось впереди.

— О, я знаю этот дом! Я видел его в интернете! Это же недостроенный отель «Хайятт», да? Я читал, вы строите его уже больше десяти лет. Как вам это удается?.. Коррупция, да? Почему у вас не наказывают коррупционеров? Знаете, в Китае уже бы давно всех…, — тут господин Ван выразительно провел рукой себе по горлу. — И все бы очень быстро достроили…

— Потому что Россия — это очень добрая страна, — ответила я. — Подумаешь — «Хайятт». Зато все живы и всем хорошо… Ну, хотя бы некоторым.

Господин Ван Юншен посмотрел на меня и с пониманием улыбнулся. То ли грустно, то ли сочувственно. Потом сказал:

— Знаете, пойдемте назад. Я хочу еще раз полюбоваться вашим прекрасным кустом сирени! Замечательный куст! Это самое лучшее, что я видел во Владивостоке.

Ужасы городка

Мы шли назад. Мимо единственной на всей этой новодельной набережной детской площадки, по большому счету, довольно убогой. Мимо всех этих диких бочек, кислотно-желтого цвета, с вызывающей надписью: «Купание запрещено»! Побойтесь бога, господа оформители! Никто и не собирался купаться в этих бочках. Мы, в конце концов, не в Японии. Мы, к сожалению, во Владивостоке.

В городе, где из года в год трындят о туристической привлекательности, так, что от обилия слов у горожан уже начинает закладывать уши. Однако, как показывает та же Набережная, очередной туристический сезон столица Приморья встречает в совершенно убогом состоянии.

Бог с ним, с перекопанным центром и очередным наступлением брусчатки на бюджет. Но хотя бы Набережную к туристическому сезону можно было привести в более-менее человеческий вид?

Засыпать песком все эти бетонные провалы. Убрать громадную металлическую клетку, пугающую туристов. Вернуть дощатые настилы, где люди могли бы загорать, как прежде. По сути дела, у народа отобрали пляж, которым они пользовались полвека, и соорудили весьма сомнительную по всем параметрам улицу с общепитом.

Можно себе представить, что думают туристы, которые вынуждены бегать вдоль этой странной прибрежной полосы, и искать, где бы сфотографироваться в этом красивом, но совершенно не приспособленном для отдыха городе. Очень стыдно смотреть, как иностранные гости позируют на фоне жутких гигантских скульптур, изображающих кактусы, больше похожие на некие уродливые фаллические символы… Кто их сюда поставил, хотелось бы знать? Впрочем, если рассматривать эти символы как некие послания городских властей жителям и туристам столицы Приморья, то все становятся понятно.

Между тем, куст сирени у фонтана скоро отцветет. И чем после этого радовать глаз — вопрос остается открытым.

Лада ГЛЫБИНА

Фото PortoFranko

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!