«Но вы терпите!» В Приморье вбухивают миллиарды в «Хаятты», но нет денег на жилье для детей-сирот

В День защиты детей во Владивостоке состоялся митинг детей-сирот, на который собралось более двухсот человек. Молодые мамы пришли с детьми. Выпускники детских домов требовали выполнения федерального закона, по которому власть обязана предоставить им жилье. На сегодняшний день требование федерального закона в Приморье грубо нарушается.

Стойкие солдатики

Перед митингом на лавочке возле Дома молодежи собралась стайка симпатичных девушек с маленькими детьми на руках. Глядя на этих молодых мам, трудно себе представить, что за плечами у каждой — трудное детство. У одних родители умерли, у многих — либо спились, либо попали в тюрьму. И это просто чудо, дети этих людей нашли в себе силы не озлиться на весь белый свет, не пойти по протоптанной дороге, а выучиться и стать достойными членами общества.

Хотя им трудно. Гораздо труднее, чем тем, кто может, образно выражаясь, встать на плечи своих родных. Дети-сироты — одинокие, но очень стойке оловянные солдатики. Вот, к примеру, Ольга Слабых, прекрасная блондинка, ей бы в кино сниматься! К сожалению, в детстве Оля не видела ни мать, ни отца.

— Мать сидела в тюрьме, много раз, — рассказывает Ольга. — Отца вообще не видела. Воспитывали меня тетя с дядей. Мы жили в Чугуевском районе, в селе Уборка. Там я училась, закончила школу с серебряной медалью. Потом, спасибо нашему государству, отправилась учиться в таможенную академию. Сейчас я работаю судебным приставом-исполнителем. Звучит смешно, это как раз тот случай, когда сапожник без сапог. Я прекрасно понимаю ситуацию, сама неоднократно обращалась и к старшему судебному приставу, и к заместителю, побывала везде, чтобы исполнить решение суда о выделении мне жилья. Краевая администрация выбрала удобную позицию: судебные приставы наказывают администрацию, выносят штрафы, после чего администрация идет в суд, и все штрафы и протоколы отменяют. Разводят руками — извините, у нас нет денег. Чего-то у них постоянно нет! Я на очереди с 2011 года, моему ребенку сейчас 4 месяца. Снимаем квартиру на Снеговой пади за 25 тысяч. Сейчас живем на зарплату мужа. Очень благодарна Владимиру Путину за то, что с этого года начали платить за первенца. Эти 13,5 тысяч нас очень сильно выручают. Иначе было бы не прожить…

Чтоб депутаты так жили

Хорошо, если есть муж. А если нет, как у многих? Как можно прожить с ребенком во Владивостоке, при условии, что минимальная цена на самую ободранную гостинку минимум 15 тысяч рублей?

— Меня зовут Людмила Лещук, мне 25 лет, я мать-одиночка, моему ребенку 4 года, — рассказывает свою историю еще одна девушка. — Судебное решение получила в 2015 году. По вине администрации мы без прописки: что ребенок, что я. Сколько я не обивала пороги департаментов науки и образования, градостроительства, натыкалась только на усмешки и отписки. Говорили — если вам негде жить, сдавайте ребенка в детский дом! С 2015 года у меня только слезы, больше ничего. Снимаю жилье, тяжело одной. Плачу за съем 15 тысяч рублей.

Поинтересовались у Людмилы, как работает недавно принятое краевыми депутатами решение о частичной компенсации детям-сиротам аренды жилья в размере 5 тысяч рублей.

— Получаете уже деньги?

— Еще нет. Там нужно документы собирать, обязателен договор на аренду жилья. А где его взять? Квартирные хозяева договоров не заключают, потому что им нужно будет в этом случае налоги платить. А если искать квартиру, где хозяева бы официально заключали договор, то там цена, разумеется, будет гораздо дороже. И эти 5 тысяч никакой роли не сыграют…

У парадного подъезда

По словам Людмилы Лещук, перед митингом инициативная группа детей-сирот была на приеме у врио губернатора Тарасенко.

— Что могу сказать? Да ничего хорошего. Одни обещания. Пообещал сертификат на 1 миллион 800 тысяч. На эти деньги квартиру во Владивостоке не купишь, можно разве что в ипотеку влезть. Думаем, пусть хоть так от нас откупятся. Если взять ипотеку, можно будет платить хотя бы за свое жилье, где никто не выгонит. Когда мы с ребенком в гости приходим, первый вопрос у дочки — мы что, здесь жить будем? А про компенсацию жилья я спросила у врио губернатора. Говорю ему, что договоров официальных на съем нет. А он мне отвечает — мол, арендодателей надо приучать к порядку, чтобы они налоги платили. Я ему ответила: о чем вы говорите, господин Тарасенко? Если мы сейчас здесь собрались, это значит, что вы сами закон не исполняете. И в то же время требуете от бабушки, которая квартиру сдает, чтобы она налоги эти платила… Мы-то, говорю врио губернатора, налоги платим, то есть выполняем все свои обязанности перед государством. А вы? Для кого написан закон, если администрация края игнорирует решения суда? Идет злостное нарушение прав детей-сирот.

— А меня зовут Настя Черная, — рассказывает еще одна участница митинга. — Я из неблагополучной семьи. От родителей забрали. Попала на опеку к своей прабабушке, она жива, я очень ее люблю и навещаю. Жили мы в селе Ильинка, это Ханкайский район. Я была трудным подростком, сыновья прабабушки не особо меня любили, и в 14 лет я сбежала из дома. Попала в детский дом, закончила 9 классов, переехала во Владивосток, выучилась тут, и живу по сей день. Вышла замуж, родила ребенка. Снимаем квартиру за 23 тысячи, я работаю кассиром в парке, потому что быть в декрете не имею возможности. С ребенком няня сидит. В 2011 году меня поставили на очередь, но потеряли все документы. Пришлось заново доказывать свой статус, чтобы снова стать на очередь. Решение суда у меня теперь от 2015 года. Говорят — ждите. Денег нет, земли нет, терпите.

Встретили мы на митинге детей-сирот, которые давно родили и подняли на ноги детей. Но так и мыкаются по съемным углам.

— Меня зовут Вероника Мирная, мне 37 лет, у меня двое детей, старшему 15, — рассказывает очень милая, улыбчивая женщина. — Мама у нас с сестрой умерла от астмы. Опека нас не поставила на очередь, и нам никто не сказал, что нам положена квартиры. Мы с сестрой просто не знали об этом. Я училась в медучилище, жила в общежитии, снимала жилье. Потом вышел закон о том, что сирота может в любом возрасте получить жилье. Стала я на очередь в 2014 году. С этого момента жду, по сей день.

В очереди на получение жилья сегодня в Приморье почти 5000 человек. Цифра громадная. Почему она стала такой, вопрос к предыдущим губернаторам. Однако ситуацию надо решать нынешней власти, потому что проблема нарастает. Как снежный ком.

Всего в Приморье порядка семи тысяч детей-сирот. Кто-то еще живет в стенах школ-интернатов, но каждый год выпускники покидают безопасные социальные гавани, приходят к чиновникам, а те лишь руками разводят. Денег нет, земли нет, но вы держитесь, ребята!

На «Хаятты» нашлось

На этом фоне невольно вспоминаются колоссальные средства, пущенные, вернее, выброшенные на ветер при строительство «Хаяттов». К слову, в социальных сетях Владивостока при обсуждении темы детей-сирот спонтанно возникло предложение переформатировать помпезные недострои под малосемейки для нуждающихся ребят, и выполнить таким образом требования федерального закона.

Потому что все меры, о которых говорит на данный момент администрация края, не выдерживают критики. Пресловутые сертификаты на 1 миллион 800 тысяч рублей — хорошо. Плохо то, что квартиры не эти деньги не купишь. А закон говорит конкретно о квартире. Увы, две стены к делу не пришьешь!

На митинге детей-сирот был чиновник от департамента градостроительства, Андрей Макухин. Он говорил о том, что в июле этого года будет заседать рабочая группа, призванная решать проблемы детей сирот.

— Будем обсуждать те земельные участки, которые будут подобраны совместно с муниципалитетами, чтобы строить там дома в ближайшие годы, — рассказывал Макухин. — Закупать квартиры сиротам сложно. Цена закупки очень разная, в зависимости от города, места расположения. Акцент решения этой проблемы смешается на строительство. Сейчас пять тысяч человек в очереди. На два ближайших года у нас запланировано сдать 12 домов, в прошлом году мы построили в крае два.

Однако господин Макухин не скрывал, что все дома будут строится не во Владивостоке. Потому что в столице Приморья, по его словам, «очень большая проблема с земельными участками». Отлично! В муниципалитетах земли валом, и все-таки два дома для детей-сирот в Покровке ухитрились выстроить черт знает где, в чистом поле, фактически ни рисовых чеках, куда невозможно добраться. Не говоря уже о том, что сами дети-сироты криком кричат: не селите нас всех скопом! Получается детский дом номер два. Увы, не все дети-сироты ангелы. Есть, к сожалению, асоциальные элементы, которые отравляют жизнь всем. Проблема социализации — очень важная и острая в этом случае. Детей-сирот необходимо расселять в дома, где живут обычные люди. Все иные варианты губительны.

Какой смысл сроить 12 домов в районах края, если большая часть детей-сирот проживает во Владивостоке? У людей здесь семьи, работа, никто не согласится на переезд. Каким образом их потом в эти дома «депортировать»? Не получится ли так, что строительство 12 домов — очередной способ поставит галочку, но отнюдь не решить наболевшую проблему?

Во время выступлений на митинге звучали страшные и горькие слова:

— У каждого из нас были времена, когда было негде ночевать, когда было нечего кушать, не было денег, ни копейки. И это длилось не день или два — месяцами, — говорила в микрофон Людмила Васильева. — У нас никого, кто бы мог нам помочь. Никого, кроме друг друга. Скажите, в чем мы виноваты? Мы ничего плохого никому не сделали. Мы не виноваты, что не стало наших родителей, или они от нас отказались. Постоянно задаю себе вопрос — за что с нами так обошлась наша огромная и богатая страна? У нас нет уверенности в завтрашнем дне, нет крыши над головой, нет родных, которые могли бы помочь. За что нам такой ад? Хочу обратиться с просьбой к Владимиру Путину — сделайте нам хотя бы временное жилье!

Молчать не будут

Некоторый оптимизм внесло выступление вице-губернатора Константина Межонова, которого можно назвать самым компетентным экспертом в этой наболевшей проблеме.

— В стадии решения находится вопрос о том, чтобы приобретать сиротам новое жилье по ценам, которые установило Минвостокразития для Приморского края — это более 50 тысяч рублей за квадрат, — сообщил Межонов. — Речь идет о новом жилье. Решается вопрос прописки детей-сирот. Также обсуждается вопрос приобретения жилья, которое годное по параметрам, но нуждается в ремонте. Это жилье будет дешевле. После его приобретения за счет краевого бюджета будет сделан ремонт, и эти квартиры будут переданы спецжилфонд, под распределение на нужды детей-сирот.

Также Константин Межонов сказал, что «идет работа с главами муниципальных образований», с тем, чтобы в спежилфонд передавалось муниципальное жилье. Невостребованные квартиры есть. Администрация края будет выделять деньги на то, чтобы ремонтировать это жилье. Что касается сертификатов, обещанных врио губернатора, то, по словам Межонова, от Приморского края было сделано обращение на федеральный уровень, и все надеются, что будут внесены изменения в действующее законодательство.

То есть, может быть да, но может быть — и нет.

— Могу заверить, что на этот год более 900 миллионов рублей, деньги, как краевые, так и федеральные, в бюджете есть, — заявил вице-губернатор. — Напомню, в этом году ввели 4 дома в Октябрьском районе, сейчас у нас в заделе 3 дома на этот год, и 12 участков на строительство жилься на перспективу. Участки будут добавляться, чтобы увеличить темпы строительства. Глава края ведет диалог с мэром Владивостока, чтобы было выделено больше земли под застройку в столице Приморья.

Перспективы, прямо скажем, довольно расплывчатые. Главное, на наш взгляд, одно. Дети-сироты больше не молчат, и, надеемся, молчать не будут.

— Все равно докричимся, даже до Москвы! — уверена один из организаторов митинга Марина Дороганова. — Нам терять нечего.

( Подробности темы в материале "Судьба человека")

Лада ГЛЫБИНА

Фото PortoFranko

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!