Одно вредительство. Известный галерист Александр Городний обвиняет мэрию Владивостока

Все еще не потушен культурный скандал на тему Артэтажа¸ разгоревшийся на прошлой неделе. Напомним, возмущение интеллигенции Владивостока, вылившееся в акцию «культурная оборона», вызвали как попытки запретить выставки, так и фактическое выживание с Артэтажа его отца-основателя, человека, подарившего городу бесценную коллекцию картин стоимостью около ста миллионов рублей, Александра Городнего. Мы попросили известного галериста рассказать о своем видении ситуации.

— Александр Иванович, почему вы отдали свою коллекцию городу? Не жалеете сейчас об этом?

— Нет, я не жалею, что передал коллекцию. Я душой за город! И мне было важно, чтобы коллекция осталась у Владивостока. Предыдущий мэр Пушкарев меня понял, и принял эту коллекцию. Но мне бы хотелось быть уверенным, что когда меня уже не будет на свете, за этой коллекцией будут надлежащим образом следить. Когда я начинал собирать картины с мыслью создать потом музей, мне было безразлично, в чьей собственности он будет — частной, городской или в региональной. Но из ситуации в нашей сегодняшней России я все-же пришел к выводу, что на государство надежды больше, чем на частного капиталиста.

Но я считаю, что коль коллекция отдана государству, в лице города, то и с другой стороны должно быть понимание. Тем более, если мы говорим сегодня о Владивостоке как о центре культуры на Дальнем Востоке.

— А если сейчас вас выбросят отсюда, то что?..

— Ну… Я все же полагаюсь, некоторым образом, на торжество разума у власти, на друзей, на сознательных людей, которые защищают Артэтаж, и меня вместе с ним.

— Почему Александр Городний не директор музея Артэтаж? Почему Артэтаж находится под крышей какого-то странного МБУКа, муниципального образования неясного назначения?

— Потому что все по сценарию.. Всех взбудоражил акт, где мне вменяют в вину отсутствие на работе в течении двух часов. ( В этот момент Городний был на совещании с директором Третьяковской галереи. — Прим. PF) Так у меня подобные акты примерно каждый день, с 2015 года ничего не изменилось, ни на грамм! Понимаете? Еще при вице-мэре Щеголевой весь сценарий был расписан. Некоторым людям удобнее это здание заполучить, если Артэтаж не будет иметь музейный статус, а будет под каким-нибудь муниципальным домом культуры.

— Александр Иванович, почему внешний вид у здания такой …облезлый, мягко говоря? Центр города, сердце Владивостока, более того — муниципальная собственность, ремонтируй — не хочу. Почему штукатурка сыпется?

— Сыпется! Недавно наблюдал — сыпется как раз на головы корейским туристам! А ведь это памятник истории и культуры регионального значения, бывший дом Денби. Сегодня — заброшенный дом. Я один отвечаю тут за все — за проводку, за сигнализацию, и прочее… Тут шесть унитазов, в этом здании. Сломался один, а денег чинить нет!

— Так у вас же есть завхоз?

— Нет денег, я же говорю.

— А зачем тогда он нужен, завхоз? Доносы на вас писать?

— А это не ко мне вопрос. Раньше это здание было под хозяйственным управлением администрации. А потом они бросили мне все эти ключи, со злости разъехались, и все. И будь здоров! Вообще, должна быть какая-то управляющая компания, которая бы следила за музеем. Я Пушкареву рассказывал, как музеи вообще существуют, на примере Тоямы, Ниигаты. Там в музее работают бухгалтер, зам по АХЧ, хранитель и арт-директор. Директор в Токио сидит. Все делается по звонкам: клининговые компании приезжают, транспортные, страховые… Муниципалитет содержит здание. Кроме того, есть попечители.

— А у вас, в Артэтаже, они есть?

— У нас нет. У нас в крае есть попечители футбольных команд и хоккейных клубов. Но о культуре тоже нужно думать! Нам очень нужен попечительский совет. Также нам нужно, чтобы город реально, а не на словах, содержал здание. Нам нужно элементарное — чтобы нам хотя бы разрешили продавать билеты. Мы бы за три года хоть что-то получали.

— Как это, нет билетов? Вообще нет?

— Нет. Вход свободный. А ведь мне обещали, что здесь будет и сувенирный магазинчик, и художественный салон. Все это приносило бы копейку! Но никто ничего не делает. До сих пор не расселен первый этаж, о чем также были договоренности. Я не говорю уже о том, в каком состоянии хранилище, и прочее, и прочее…

Я печатаю афиши выставок, на которых герб города. И в то же время город Владивосток, в лице мэрии, ни копейки не дает на эту афиши! Я из своей зарплаты их печатаю. Недавно машину заказал, привезти картины на выставку. А ведь у мэрии есть гаражи, есть грузовые машины. Раз-два в месяц, хоть три раза в год, дайте машину! Не дают. Написали заявку в администрацию города, с просьбой выделить транспорт для организации выставки, письменно ничего не ответили. Устно, по телефону, сказали: пусть Городний зарабатывает на машину! На чем зарабатывает? Вы же все пути отрезали! Из своего кармана я заплатил за грузовик полторы тыщи в один конец, сейчас выставка закончится — буду платить в другой. Это при том, что в распоряжении мэрии парк машин. Это что? Когда Артэтаж был в ведении Технического университета, каждый месяц предоставляли грузовики.

— Интересное отношение…

— Вообще никакое. Ведь они сидели здесь, с 2015 года, управление культуры администрации Владивостока. И ведь никто оттуда не заходил, не спрашивал, как и что, как ты видишь будущее Артэтажа?.. Приходили только на выставки, в ладоши похлопали и убежали. О проблемах и близко не разговаривали.

— Почему такое безобразие происходит?

— Потому что сценарий не сегодняшнего дня. Пушкарев не успел еще в тюрягу попасть, а уже вместо — «музей», стали называть — центр современного искусства. Я был вообще в шоке. А этих центров — их как нерезаных собак. Легче двинуть потом здание, когда это не музей.

— Куда двинуть?..

— Двинуть отсюда меня с фондом, получить это здание.. Вот и все. Кто-то сверху этого сильно хочет… Это явно не власть, это бизнес. Бизнес, который давит на власть. Меня уже хотели переместить в Океанариум, на Набережную. А там ремонт на 100 миллионов рублей требуется… Зачем же тогда перемещать-то, когда тут в ремонт уже большие деньги вложены.

А ведь все должно было быть по техзаданию, как мы оговаривали с Пушкаревым. Перед тем, как передать коллекцию, я сказал — напишите мне какую-то бумагу, чтобы я передаю фонды и зачем я их передаю! Мне написали. В том техзадании было расписано, что и как надо сделать. Во-первых расселить администрацию, дальше мы с архитекторами работаем, со строителями… Но ведь нет этого ничего…

— Когда я заходила, свадьбу у вас тут увидела. Это не было похоже на художественный перфоманс. То есть, ЗАГС на первом этаже до сих пор не расселили?

— Нет, не расселили. И соцзащиту краевую тоже. У нас на первом этаже так: одна комната наша, три — не наши. Первый этаж мы не можем задействовать. А ведь мы уже там сделали стоечку, там должна быть касса, там должен сидеть охранник, там рядом дверь, где должен был быть художественно-сувенирный магазинчик, как это в мире все прилично делается…. Но ничего нет. Никакого внимания, а только вредительство для культуры города Владивостока.

— И как при таком отношении будем строить культурную столицу Приморья?

— Знаете, недавно я зашел в один дорогой сувенирный магазин, на площади. Там буклеты лежат, для туристов. Сначала в буклете идут красивые слова о развитии туризма, дальше листаешь буклет — ни одного музея, ни одного театра. Сплошные магазины и рестораны. А корейцы напечатали в Сеуле наши залы Артэтажа в путеводителе для своих. Как-то так…

О чем речь! И вот на этом фоне они говорят, что надо развивать туризм. Ведь первое — это власть. Ее отношение.

— И что вы намерены делать в этой прекрасной ситуации? Вы же понимаете, что вам не победить дракона в лице управления культуры мэрии. По той простой причине, что голов у этого дракона много, и сил у него больше. А у вас, Александр Иванович, всего одна голова, и ту, того гляди, снесут… В смысле, вас, вместе с головой, на улицу вынесут.

— Я надеюсь на Кожемяко. Только на Кожемяко. Потому что он глобально понимает эти вещи. Я его уважаю с 90-го года, это был первый спонсор Артэтажа. И потом у меня была выставка на Курилах, он ее там увидел, обрадовался, захватил ее на Сахалин… Каким-то образом у меня к нему симпатия. Я понимаю, у него другие проблемы, глобальные, но его помощники должны же следить за ситуацией.

Вот был Межонов, отвечал за культуру. Я ему говорю — у нас первая галерея современного искусства в стране. Раньше, чем в Москве открылась. Вы зайдите! Он мне знаешь что ответил? Да у меня много всего, такого! Чего — такого? Даже из любопытства не пришел, хотя «белый дом» – через дорогу.

Или взять последнего вице-мэра Владивостока, Ткаченко, куратора культуры. Все вопросы, которые я к нему обращал, он вообще по нулям…Просто избегал. Сейчас я надеюсь, что хотя бы новый мэр обратит внимание.

— Я пока обратила внимание, что на акции «культурная оборона» не было ни одного представителя мэрии. Заметили?

— Я видел. У меня одна надежда — на людей грамотных, понимающих, радеющих за город. А не за то, чтобы схватить и убежать.

Лада ГЛЫБИНА

Фото Александра БОРИСЕНКО, Юрия МАЛЬЦЕВА и PortoFranko

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции
11.04.2019


Читайте новости PortoFranko в WhatsApp и в Telegram!