Одну «мафию» сменит другая? От краба остаются только «палочки»

Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении закон о проведении электронных аукционов, распределяющих инвестиционные квоты на вылов крабов, — самый резонансный закон в рыбной отрасли России.

На российском крабовом рынке большой передел — на него заходят крепкие новые игроки. Настолько крепкие, что смогли в сжатые сроки продавить закон. Итак, что происходит с крабовым рынком?

«Крабовый законопроект» появился почти при мистических обстоятельствах: в ноябре 2017 года Владимир Путин получил письмо, в котором предлагалось разыгрывать квоты на аукционах. Кто автор, неизвестно. Подписи в документе не было, как и первой страницы, а резолюцию президент поставил на второй, вопреки практике.

После этого началось — глава РСПП Александр Шохин предупреждал о падении инвестиций, приморские чиновники — о грядущей безработице, а рыбопромышленники — о перспективе развала рынка. Словом, все встали на защиту исторического принципа распределения квот. Но что в нем особенного? Приверженцы принципа объясняют: права на вылов давно распределены между определенными компаниями, новичкам попасть в их число трудно — и за счет этого рынок стабилен.

Кстати, многие предполагали, что то самое письмо президенту отправили из Русской рыбопромышленной компании, которая недавно вышла на крабовый рынок. Ее учредители — зять предпринимателя Геннадия Тимченко Глеб Франк и брат губернатора Подмосковья Максим Воробьев.

Но кто бы ни был новым игроком, с переходом на аукционы на рынке краба начнется шторм, который погубит не только бизнес, но регионы Дальнего Востока, предрек депутат Госдумы от Приморья Андрей Андрейченко:

— Компании зарегистрированы в регионах, значит, платят налоги в их бюджет, тянут социалку, спортивные объекты. Сейчас же это все будет проходить через аукцион, соответственно, на нем могут победить не приморские компании, в результате чего люди потеряют рабочие места, а регионы — выплаты в бюджет. Речь идет в данном случае о миллиардах.

Но назывались и другие цифры, объясняющие озабоченность заинтересованных лиц. Рентабельность этого бизнеса достигает 70%, втрое больше рыбного. А если не тратиться на ремонт судов и зарплаты, то можно стать настоящим «крабовым королем» и практически не делиться деньгами с государством.

Возникла настоящая «крабовая мафия», говорили депутаты на заседании. Реагируя на эти реплики, а также на возражения лоббистов, спикер ГД Вячеслав Володин призвал разобраться: почему те, кто владеют этим бизнесом и так радеют «за народ», живут за пределами России и не вкладывают в развитие отрасли.

Как отметил председатель правительственной комиссии Константин Чуйченко, сегодня льготная ставка сбора на вылов краба в зависимости от вида достигает до $100 за тонну при стоимости продукции на международном рынке до $20 тыс. за тонну.

— Это несправедливо, это неправильно. Мы исходили из того, что надо повышать оплату этого государственного ресурса, а аукционная форма является самой справедливой.

В этом уверен и председатель комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев:

— При колоссальном обороте — более 60 млрд руб.— государство за пользование ресурсом получает 388 млн руб., то есть практически ничего. Очевидно, что исторический принцип здесь играет отрицательную роль. То, что правительство предложило 50% квот выставить на аукцион,— это мудрое решение.

Согласно документу, на аукционах будут распределять 50% всех квот на вылов краба сроком на 15 лет. В Росрыболовстве заявили, что одна группа лиц сможет получить не более 35% квот. Следить за этим будет Федеральная антимонопольная служба. В принятом законе содержится подробное описание процедуры проведения аукциона. Предполагается сформировать 36 лотов начальной стоимостью 300–400 млн руб. за лот. В бюджет России на 2019 год от проведения крабовых аукционов уже заложен доход в размере 40,9 млрд руб., в 2020 году — 41 млрд руб.

В общем, даже если одну «крабовую мафию» сменит другая, государство выиграет. Ирония в том, что российского потребителя эти споры вообще мало касаются — 95% крабов промышленники продают за рубеж, в стране остается лишь мясо по завышенным ценам и крабовые палочки.

Фото Юрия СМИТЮКА (ТАСС) и Юрия МАЛЬЦЕВА (из архива)

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции
11.04.2019


Читайте новости PortoFranko в WhatsApp и в Telegram!