Почем брусчатка для народа. Выделенные Владивостоку на ремонт 460 миллионов валяются прямо на дороге

В центре Владивостока начался ремонт дорог, который вызывает неоднозначные эмоции у жителей столицы Приморья. Вместо замены разбитого дорожного полотна строители неспешно выковыривают из земли совершенно целую брусчатку и бордюры, меняя их на аналогичные.

Вечные ценности

Невольно вспоминается: «Вчера раки были большие, но по три рубля. Сегодня маленькие, но по пять…». История умалчивает, почем нынче брусчатка и бордюры для народа. Смысл не в цене, смысл — в традиции. Мэры меняются, однако есть вечные владивостокские ценности. Приходит лето — время замены старой брусчатки на новую. Вековая мечта русского человека о собственном свечном заводике давно ушла в прошлое. Вот бордюрный заводик — это вещь, это жизнь удалась!

И ладно бы меняли быстро. Можно было бы закрыть глаза, не думать о цифрах из бюджетов, мелькающих в голове при виде новой брусчатки, и безжалостно выкопанной, почти такой же, старой, хотя и целой. Хотя, образно говоря, выделенные городу 460 миллионов по проекту «Безопасные и качественные дороги» вот прямо на дороге и валяются. Выражаясь профессионально — осваиваются… Однако все эти брусчаточно-бордюрные танцы происходят с ужасающей медленностью.

Центр города, улица Светланская, остановка «Аванград». В мирное течение жизни строители вторглись две с лишним недели назад. Перегородили полполосы дороги, выворотили брусчатку, сложили аккуратными столбиками. И замерли в медитации… Жители ходят рядом, наблюдают процесс. Разруха на ближайшие два километра, дорожные работы, если так можно назвать, максимум метрах на двадцати. Там трудятся, от силы, человек десять граждан заезжих национальностей.

Ну, как трудятся… По большей части эти люди, видимо, думают о вечном. О том, каким ветром их занесло в город Владивосток, и зачем они стали дорожными рабочими. Не говоря уже — что это вообще такое, ремонт дорог?

Процесс осмысления небыстрый. Поэтому неторопливые восточные люди очень часто сидят на полувкопанных бордюрах и задумчиво смотрят вдаль. Иногда они же смотрят вдаль, опершись на лопату. Просто жаль отвлекать людей от такого философского занятия…

Несрочный Саша-Срочь

Однажды не выдержала, каюсь. Нетактично решила окликнуть человека, застывшего в почти роденовской позе мыслителя, замершего над кучей брусчатки.

— Друг, ты чего не работаешь? Думаешь, мне приятно по этим рытвинам здесь ходить?

— Ты зачем на моего племянника кричишь? — укоризненно покачал головой аксакал с бородой, в круглой шапочке на затылке. — Ты что, не видишь, он молодой? Устал. Отдыхает!

— Откуда вы, люди мира? — вступила я в диалог с творцами дорожного несчастья. — Из Узбекистана? Вы хоть что-нибудь понимаете в ремонте дорог?

— Мы из Киргизии! — гордо ответил аксакал. — Конечно, понимаем, в ремонте дорог! Что тут понимать?..

И правда, что…

— Меня зовут Саша, по киргизски Срочь, — рассказал мне еще один новоявленный «дорожник». — Мне 18 лет, я из Бишкека. Нет, раньше я ремонтом не занимался. На заработки сюда приехали. Осенью уедем. Платят здесь мне хорошо, 40 тысяч в месяц. В Бишкеке платили бы в два раза меньше…

— Сколько времени работать собираетесь? — интересуюсь. — Долго тут еще пейзаж будет, как после бомбежки?

— Месяц, минимум, — ответил мне несрочный Саша-Срочь. — А вообще-то я не знаю, как пойдет…

Кто знает, интересно? Также очень бы хотелось получить ответ на вопрос — с какой целью на дорожные работы пригласили граждан Киргизии, если у нас в малых городах и селах Приморья ситуация с работой аховая, то есть ее вообще нет? Нет, я вовсе не против прекрасных людей из Средней Азии, но… Да хоть возьмите Партизанск, с его закрытыми шахтами. Или поселок Пограничный, где мужики от безделья маются. Да любой населенный пункт — работа за 40 тысяч везде будет на вес золота. Особенно если организовать работу вахтовым методом, общежитие на время дать.

Другой вопрос, а во Владивостоке спрашивали? В смысле, искали дорожников, без квалификации? Чем киргизский парень 18-ти лет Саша-Срочь отличается от приморского парня аналогичного возраста?..

Через час после разговора с киргизскими ремонтниками довелось снова пройти тем же маршрутом. Застала идиллию — завтрак на траве. Или обед. Все собрались, лопаты побросали, сидят, кушают, чай пьют, совершенно никуда не торопятся. Приятного аппетита, как говорится. Куда нам, собственно, спешить? Деньги на ремонт выделили, и это главное.

Во Владивостоке к строительным работам, в целом, отношение своеобразное. Главное — не результат, а процесс. И поэтому те же «Хаятты» строятся десятилетиями, а ремонт дорог, который в Китае сделали бы, максимум, за неделю, у нас растягивается на месяц-полтора. И это в лучшем случае. Саш-Срочь говорил, что осенью домой собирается. Подозреваю, как раз к этому моменту брусчатку и бордюры в районе «Авангарда» заменят, и об освоении денег победно отчитаются.

То яма, то канава

К слову, о бордюрах. Посмотрела я на новые, уже вкопанные кое-где в землю. Почему с отбитыми углами? Они точно новые, или их где-то в другом месте выкопали, а на Светланской решили снова закопать?

И второй вопрос. Нельзя ли слегка вкопать бордюры, а заодно заменить брусчатку в полусотне метрах от развернувшихся работ, в сквере около ДК Ленина, где который уже год творится форменный ужас?

Центр города, пейзаж — лунный. Бордюры порушены, брусчатка провалена, лестницы разбиты, клумбы кокетливо покрашены известкой. Здравствуй, ужас!

Уточнили — здание ДК принадлежит приморским профсоюзам, однако прилегающий сквер несколько лет назад отошел в введение города. На то, чтобы привести сквер в порядок, денег перманентно не хватает. Ну да, откуда бы им взяться, если каждый год целую брусчатку на новую менять!

В общем, прячем красивые туфли, достаем кроссовки, и скачем зайками, стараясь не смотреть дальше вывороченных бордюров. Ибо там, на дорогах, чуть дальше от центра, яма на яме сидит, и ямой же погоняет.

Представителям мэрии Владивостока стоило бы проехаться по Пушкинской, там чуть выше американского консульства великолепный дорожный рельеф, ямы глубиной сантиметров тридцать. Это при том, что в прошлом году асфальт делали, как обычно, качественно. Если это в рамках ответных санкций американцам, то ладно. Но русским-то машины гробить за что?

Про внутрикварталку вообще молчим… В трех метрах от замены треклятых бордюров на Светланской асфальтовая дорожка к аптеке № 2, с напрочь разбитым асфальтом.

Также сотрудникам мэрии стоило бы взглянуть на уникальный проезд возле дома Светланская, 133, это в десяти метрах выше тех мест, где граждане Киргизии меняют брусчатку. В этом проезде который уж год кино про войну можно снимать. Окрестные жители всерьез подумывают над тем, чтобы позаимствовать под покровом ночи немножко брусчатки, и заложить провалы на дорогах…

Да что мы все про центр города, в самом деле! В столице Приморья есть множество потрясающих для автомобилистов мест, где можно оставить колеса и нервы впридачу. Однако разве же это кому-нибудь интересно?

Увы, ямы на дорогах Владивостока входят в разряд вечных ценностей. Бордюры и брусчатка рулят — здравый смысл, как всегда, отдыхает.

Лада ГЛЫБИНА

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!