Работая волшебником. Режиссер Лидия Василенко-Васютина о мечтах, проблемах и перспективах Театра молодежи

Как это ни странно, выборы бывают не только в политике, но и в искусстве. К примеру, в Приморском краевом Театре молодежи совсем скоро будут выбирать директора. Свое желание руководить театром высказала режиссер Лидия Василенко-Васютина.

Смелое решение. Учитывая, что Театр молодежи, прямо скажем, переживает непростой период. Ремонт внутри сомнительный, крыша вечно течет, актеры год из года жалуются на безденежье. Одно обнадеживает — сильный творческий коллектив. В последнее время на ряд детских спектаклей в театре — аншлаги. Билеты за месяц покупают! Заметим, что режиссером этих кассовых спектаклей — «Капитанская дочка», «Волшебник Изумрудного города», «Огниво» и других — является как раз Лидия Василенко-Васютина. Более того, на днях режиссеру Василенко-Васютиной за постановку «Волшебника» вручена награда Приморского отделения Союза театральных деятелей в номинации «Лучший детский спектакль». Несмотря на все это, Лидия Василенко-Васютина вот уже год не ставит спектакли, а вплотную занимается невиданным для режиссера делом — театральным менеджментом. И уверяет, что знает, как сделать театр прибыльным, пространство — красивым и модным, как привлечь на спектакли зрителей, и вдохнуть в старые стены новую жизнь.

— Лидия, как получилось, что вы, будучи режиссером самых кассовых спектаклей театра, в прошлом году решили сменить специализацию и стали театральным чиновником?

— Действительно, сейчас я начальник отдела по организации работы со зрителем. Почему я пошла на этот шаг? Мне было странно, отчего на успешные спектакли у нас не полностью заполнены залы. Я видела, что система распространения билетов несовершенна, и предложила себя на должность начальника отдела. Мне показалось, что смогу навести там порядок. Было это ровно год назад, осенью 2016-го.

— Как ваше руководство могло отказаться от лучшего режиссера в театре?

— Было решено, что я на эту должность вхожу всего на год, чтобы разобраться в проблемах. Нужно было выяснить, по какому принципу распространяются билеты, почему не работает электронная система продаж. Пришлось по этому вопросу связываться с Москвой. Договорились с популярными сайтами Владивостока, начали продавать через них. Как следствие, финансовое положение театра начало выравниваться. Мы подходим к 70-процентной отметке заполняемости залов. Раньше показатели по зрителю держались на «бесплатниках». Сегодня к нам пошли семьями. Более того, на ряд спектаклей билеты нужно приобретать заранее, потому что в день спектакля мест нет. Нас это очень радует. Актерские таланты у нас есть. Можно приглашать московских режиссеров. Есть прекрасные ребята, которые за небольшой гонорар могут приехать и поставить сильные спектакли.

— Почему вы решили стать директором театра? Может, логично было бы вернуться в режиссуру?

— За этот год я поняла, что у финансово успешного театра несколько слагаемых. Не только репертуарная политика, не только продажа билетов, но и, если хотите, имидж театра. Мечтаю о том, чтобы наш Театр молодежи стал местом, куда бы стремились попасть родители с детьми. Чтобы он стал центром культурного семейного отдыха. Но для этого нужно расставить акценты. Делать ставку на семейные просмотры, а не только коллективные, как это происходит сейчас, когда к нам строем приходят школьные классы.

— Замечу, что режиссером самых кассовых спектаклей из репертуара театра являетесь именно вы. Лидия, если вы станете директором театра, не потеряем ли мы лучшего режиссера? Будет обидно! И второй момент. Как насчет гендерного неравенства? В смысле, в директорское кресло почему-то обычно «садят» мужчин…

— Опасности потерять меня, как режиссера, точно нет. К примеру, режиссер Виктор Бусаренко руководит Театром кукол, режиссер Ефим Звеняцкий — театром имени Горького, и у них прекрасно это получается. Есть масса подобных примеров… Что же касается «гендерного вопроса», думаю, что как раз это не проблема. Замечательный пример — Галина Волчек, которая много лет руководит театром «Современник». Или другой пример — в Благовещенске много лет во главе театра прекрасный директор Татьяна Бедина. Мне кажется, всем должно быть понятно, что главное для потенциального директора — это лидерские и организаторские качества, а не его пол.

— Давайте о грустном. Знаете, я много лет не хожу в ваш театр по одной простой причине — мне не нравится его внешний вид. Театр должен быть храмом искусств, его посещение — праздником. Когда же я захожу в холл театра, расположенного в самом лучшем месте Владивостока, мне всегда печально. Уж больно вид убогий, простите, бога ради… Почему так?

— К сожалению, вы правы. На мой взгляд, театру совершенно необходим главный художник. Человек, который бы продумал художественную концепцию помещений и дизайн. На самом деле, больших денег для того, чтобы преобразить внешний облик театра, не нужно. Волшебным образом изменить вид помещения можно за очень небольшие деньги. Привлечь студентов-дизайнеров, пусть поделятся идеями, как преобразить пространство. Грубо говоря, можно ободрать стены до кирпича, создать современный модный лофт, сделать инсталляции. Даже обшарпанные двери при творческом подходе можно превратить в произведения искусства. Просто ко всему нужно приложить любовь и желание перемен. Разумеется, это не отменяет необходимости подать заявку в краевую администрацию на капитальный ремонт здания.

— Расскажите, в чем выражается ваша концепция развития театра, как потенциального директора?

— Повторюсь, прежде всего, необходимо расставить акценты. Мы должны заявить о нашем театре как о культурном центре для детей. Сегодня этого нет. Мы балансируем между драматическим театром и детским театром. Не все спектакли подчинены детскому и подростковому репертуару. Это неправильно. У нас должно быть четко прописано: мы — театр для юного зрителя. С нас должно начинаться театрально-культурное образование маленького человека. Мы должны так переформатировать наш театр, что он стал, не побоюсь этого слова, культурной «Меккой» для юных приморцев.

В городе есть немало игровых центров для детей. Эти игровые пространства пользуются большой популярностью, хотя несут чисто развлекательную функцию. В моей концепции — соединить развлечение и культурное образование, воспитание, стремление привить любовь к прекрасному. Полагаю, это будет очень востребовано родителями. Тогда в наш детский театральный центр потянутся мамы и папы с детьми, театр будет зарабатывать дополнительные деньги, а актеры будут получать не 20 тысяч, как сейчас, а гораздо больше.

— Что такое, в вашем понимании, детский театральный центр?

— Во-первых, это место, где спектакли для юного зрителя идут каждый день, кроме понедельника, нашего законного выходного. Сейчас, по сути, мы играем только по выходным. Остальное время — выезды по школам. В будние дни театр почти не работает. Это неправильно.

Поймите, в моем понимании дневной репертуар — это не только спектакли. Существуют разного рода малые формы: бродилки, квесты, которые сегодня на пике популярности. Посмотрите, какие у нас помещения! Мы все это можем делать. А еще есть детские праздники, которые мы могли бы проводить в фойе, а потом подарить спектакль. Нужно приводить в порядок малую сцену, и там также проводить мероприятия. Возможностей — много. Главное, уйти от схем.

У нас сегодня 18 взрослых вечерних спектаклей, и всего14 дневных детских. Куда это годится? Это как раз тот порог, который не дает нам выпрыгнуть за предел 70-процентной посещаемости. Потому что на спектакли для старшего поколения к нам ходит не так много зрителей, как хотелось бы. Вечером взрослые люди идут в театр имени Горького, в оперу, в филармонию. И хотя у нас есть свои поклонники и любители, но половину нашего вечернего репертуара можно смело списывать. Наша аудитория должна быть молодой.

— А почему вы не играете детские спектакли вечером? Думаю, даже на 17–18 часов к вам бы ходили с детьми, потому что многие мамы сидят дома, и не знают, чем занять ребенка.

— Конечно, спектакли для семейного просмотра можно играть не только в утренние часы. Именно так происходит в Москве. В Центральном детском театре играют в 18.30, а сколько семейных просмотров у Табакова, где в 19.00 идет «Конек-горбунок»?! Именно этого я хочу добиться.

— Почему ваши актеры, которые зарабатывают 20 тысяч, до сих пор не сбежали в Москву?

— У всех разные обстоятельства. У нас, к сожалению, тоже есть текучка кадров, но кто-то принимает этот театр, как свой дом. Понимаете, если актер приживается к театру, он уже не уходит. И деньги здесь играют не главную роль…

— Не только актеры, но, как я вижу, и режиссер тоже не уходит. И даже готова отказаться от постановок, лишь бы помочь театру стать на ноги. К слову, вы давно уже здесь служите?

— Как режиссер —13 лет. Я закончила наш институт искусств, после чего бывший художественный руководитель театра, Виктор Галкин, пригласил меня ставить спектакли. Занималась детским репертуаром, по мере этого познавала профессию. Потом я училась — много лет повышала квалификацию в Москве. Учусь и поныне, без отрыва от работы. В лаборатории Союза Театральных Деятелей при Вахтанговском театре. Наша лаборатория проходит под руководством очень известного режиссёра в нашем театральном мире, Римаса Туминаса, это большое счастье, что я к нему попала. Этот мастер очень много мне дал, с точки зрения ремесла. И, мне кажется, по-настоящему успешные спектакли стали получатся после его мастер-классов. К примеру, «Капитанская дочка», за которую я сначала боялась браться …

— «Стали получаться» — мягко сказано. Это правда, что на недавних гастролях театра в Благовещенске, после первого представления «Капитанской дочки», спекулянты скупили все билеты и начали их продавать втридорога?

— Да, так оно и было! Невероятный был успех... Конечно, очень приятно, когда после спектакля зрители стоя устраивают овации актерам и полный аншлаг на представлении.

— И последний вопрос. У кандидата на пост директора Театра молодежи, режиссера Лидии Василенко-Васютиной, есть мечта?

— Есть! Моя мечта — это поставить спектакль «Алые паруса». Я уже вижу решение, и даже были переговоры с московскими коллегами о возможности принять участие в постановке. Пока все упирается в наши сложности финансовые. Отсрочили. Очень жаль, что наше руководство не взяло этот спектакль к постановке. Но, я думаю, как бы ни сложилась в дальнейшем моя карьера, я обязательно поставлю свои «Алые паруса»! И я надеюсь, что этот спектакль будет идти в Театре молодежи, где будет уже совершенно другая жизнь.

Лада ГЛЫБИНА

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!