Сигнал бедствия с «Кольской». Родственники погибших на плавучей буровой в Охотском море подали жалобу в Страсбург

Родственники погибших членов команды платформы «Кольская», затонувшей в 2011 году, вчера подали жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Они критикуют проведенное расследование и выражают несогласие с решением суда, отправившего за решетку «стрелочников», указывая на нарушения ряда статей Конвенции о защите прав человека.

В ЕСПЧ обратились десять родственников погибших членов команды плавучей буровой установки «Кольская», затонувшей во время буксировки в Охотском море в декабре 2011 года. Напомним, из 67 человек, находившихся на борту, 53 погибли или пропали без вести. В мае 2017 года Первомайский районный суд Мурманска признал виновными заместителя гендиректора по безопасности мореплавания ОАО «Арктикморнефтегазразведка» (АМНГР, владелец «Кольской») Бориса Лихвана и и. о. главного инженера Леонида Бордзиловского в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации морского транспорта). Они были приговорены к шести годам лишения свободы. Позднее Мурманский областной суд подтвердил решение, однако осужденные вину так и не признали. При этом потерпевшие настаивали на оправдании подсудимых, называя истинными виновниками трагедии гендиректора АМНГР Юрия Мелехова и его заместителя Василия Васецкого (были уволены после аварии, на суде выступали как свидетели), а также других топ-менеджеров.

Как сообщает «Коммерсант», жалобу подготовили юристы правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра по защите прав человека. В документе указывается на нарушение ст. 2 («Право на жизнь»), ст. 13 («Право на эффективное средство правовой защиты») и ст. 3 («Запрещение пыток») Конвенции о защите прав человека. Заявители настаивают, что именно ошибки руководства компании стали причиной трагедии: буксировка в Охотском море в декабре запрещена, но руководство АМНГР не только издало такое распоряжение, но и приняло решение об изменении маршрута. Новый же маршрут не был согласован с Российским морским регистром судоходства (РМРС) и страхователями. Кроме того, на платформе находились 67 членов команды при максимально допустимом количестве 20 человек.

«Узнав о том, что «Кольскую» буксируют по измененному маршруту, РМРС не приостановил ее мореходный сертификат,— отмечается в жалобе.— Это сделали лишь после того, как буровая затонула». Также отмечается, что руководитель буксировки Михаил Терсин не подал вовремя сигнал бедствия, это сделал член команды спустя десять часов после соответствующих рекомендаций с берега. Также отмечается, что АО «Авиашельф» должно было предоставить вертолеты для спасательной операции в течение 45 минут после получения сигнала бедствия: «Но два вертолета были отправлены для спасения людей спустя 4 часа 23 минуты и 5 часов 50 минут». Заявители настаивают, что по делу «осуждены стрелочники»: «Расследование не коснулось действий их руководителей и представителей других причастных к событиям организаций».

— Подавать апелляцию в Верховный суд РФ нет смысла, так как истек шестилетний срок давности, мы бы уже не смогли привлечь к ответственности иных лиц,— цитируют в «Мемориале» заявительницу Елену Богуш, вдову бурового механика Ильи Карташева.— Пусть виновные хотя бы будут названы международным независимым судом, равно как и все нарушения расследования.

Заявители также выражают уверенность, что «ответственность за гибель людей, которые провели значительное время в открытом море, должна быть возложена на спасательные организации». Госпожа Богуш, а также другие родственники погибших в 2015 и 2016 годах подали ряд жалоб в Генпрокуратуру и Следственный комитет РФ. Однако, уточняет Елена Догуш, Дальневосточное следственное управление на транспорте СК РФ отказало в проведении предварительного расследования в отношении руководства АМНГР, РМРС, «Авиашельфа» и Дальневосточного морского пароходства (владелец ледокола «Магадан», осуществлявший буксировку «Кольской» к месту разработки).

Заявители также отмечают, что подробности об обстоятельствах гибели родных смогла получить только вдова инженера по охране труда «Кольской» Сергея Донецкого Наталья Донецкая, остальным же эту информацию не предоставили: «Это расценивается как обращение, унижающее достоинство человека». Именно это обстоятельство заявители считают нарушением ст. 3 Конвенции о защите прав человека.

— Родственники могут добиться права на установление фактов: не нужно недооценивать важность декларативной силы того, что за гибель людей несут ответственность на только Борис Лихван и Леонид Бордзиловский, но и государственные компании и государство в целом. Это помогает восстановить справедливость в доступных через Европейский суд объемах, — прокомментировал юридический директор ПЦ «Мемориал» Кирилл Коротеев.

Фото Reuters

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!