Тайные враги Кожемяко. В выборы в Приморье вмешалась «третья сила»?

Политическая ситуация в Приморье по- прежнему остается на пике общественного интереса. 16 декабря назначены повторные выборы губернатора. Уже началось выдвижение кандидатов, участников предвыборной гонки. В чем особенности будущего приморского плебисцита? С этим вопросом мы обратились к Петру Ханасу, известному политическому консультанту, который много лет проработал в Приморском крае, и поэтому с полным право может считаться экспертом по территории.

Слово и дело

— Петр Дмитриевич, многих интересует вопрос — в чем причина фактически протестного голосования на выборах губернатора? Согласитесь, пенсионная реформа, которая возмутила народ, коснулась всех регионов страны. Но почему возбудился именно Приморский край?

— Традиционно, «вначале было слово». Только слово в его новом формате. Дело в том, что в период с 2011 по 2013 год произошла коммуникативная революция, последствия которой в последующий период только усиливались. Граждане стали активно использовать интернет, социальные сети, различные мессенджеры: вацап, Телеграмм и тому подобные. Два канала коммуникации — соцсети и слухи, не только стали влиять друг на друга, но и фактически были взаимоинтегрированы. Из соцсетей поток информации попадает в слухи, и обратно. С изменением среды поменялись лидеры общественного мнения, которые стали играть значимую роль сначала в сетевом сообществе, а потом и в реальной жизни. Их основная функция — ретрансляция какой-то информации. На мой взгляд, именно эти новые каналы коммуникаций сыграли одну из важных ролей в приморских политических процессах прошедшего лета и осени.

— Известно, что президент США Трамп выиграл выборы с помощью соцсетей, в частности, твиттера. Хотите сказать, что выборы в Приморье были сорваны исключительно влиянию интернет-сообщества?

— Не в Приморье, но во Владивостоке они свою роль сыграли. Я работал на избирательных кампаниях в крае много лет подряд, в течение десяти лет каждый месяц проводил социологические исследования во Владивостоке. Могу сказать, что чувствую Владивосток и Приморье кончиками пальцев. Так вот, протест в городе нашенском был всегда. Но он был пассивным. Есть такое понятие — абсентеизм, то есть — я не хожу на выборы, потому что ничего не изменится. Людей с подобным типом поведения было много. Но на этих выборах у нас впервые произошло масштабное влияние на избирателей в ситуации обратной связи, которую дают новые каналы коммуникаций. Когда информация попадает не одному человеку, а сразу в группу, например, в группу «Владивосток». Люди начинают информацию активно обсуждать, и эта ситуация мотивирует многих пользователей интернета, ранее принципиально далеких от политики, идти на избирательный участок.

Разумеется, все это произошло на фоне обманутых ожиданий. Если хотите, виной всему губернатор Миклушевский.

— Он-то здесь при чем?

— Да при том, что это губернатор обманутых ожиданий. Сколько он был у власти? Шесть лет? И все эти годы он непрерывно обещал. Одно, другое, третье… Приморцы терпеливо ждали. И что получили? Разваленные и разворованные «Хаятты»? Кучу уголовных дел на высокопоставленных чиновников? Разбитые дороги в крае и падающие мосты? Разваленную медицину и нищие больницы? Казалось бы, такая малость, как «Закон о детях войны». Что мешало его принять? Такое чувство, что человек жил где-то в параллельной с Приморьем реальности, и, разумеется, разозлил народ донельзя.

Потом пришел Тарасенко, и тоже, как говорится, не зашел. Может, человек и старался, но так и остался чужим для территории. Не буду касаться колоссальных ошибок, если не сказать — провалов — в ходе ведения предвыборной кампании. Речь не об этом. А о том, что в Приморье устали от бесконечных обещаний власти. Который год народ ждет хорошей жизни, а получается пшик. Формирование сверхвысоких ожиданий привело к разочарованию населения и, в итоге, к протесту.

Ведь всем понятно, что голосовали-то не за кандидата от оппозиционной партии. Зарегистрировали бы альтернативным кандидатом веник — уверен, проголосовали бы за веник!

— Петр Дмитриевич, схема понятна. Но новый врио Олег Кожемяко оказался сегодня, своего рода, заложником прошедших событий. Что мы видим? Человек не только настроен на реальные дела, он их воплощает в жизнь, одно за другим. Позиция по отмене кнопки ГЛОНАСС, закон о детях войны, выделение денег на медицину, квартиры многодетным семьям… Список можно продолжать. За неполный месяц руководства краем Кожемяко сделал больше, чем тот же Миклушевский за шесть лет. А народ не верит! Не хочет верить.

— Думаю, один из главных путей — личные встречи. Одна из причин проигрыша Тарасенко в том, что у него не было проезда по краю. Прошедшие выборы развеяли еще одну иллюзию: что при поддержке Путина победит любой кандидат в губернаторы. Сентябрь показал, что это не так. В Приморье, пожалуй, как нигде больше по России силен запрос на реальные дела кандидата.

Что касается Олега Николаевича, полагаю, ситуация в отношении избирателей переломится. Она уже начинает меняться. Количество нужных людям инициатив перейдет в качество отношения к кандидату.

В шаге от Майдана

— Давайте продолжим тему новой медиа реальности. Когда Олега Кожемяко назначили в Приморье, в мессенджеры был массовый вброс роликов негативного содержания. Объем и качество исполнения этих роликов исключал возможность какой-то самодеятельности. При этом люди, знающие ситуацию в стане приморской оппозиции, утверждают, что ветер вряд ли дует с той стороны. Как вы думаете, это работают какие-то тайные враги нового врио или кто-то еще?

— Не надо считать меня сумасшедшим, но, на мой взгляд, в политическую ситуацию Приморья после второго тура выборов явно вмешалась некая третья сторона. Профессионально вмешалась, с деньгами и специалистами. Есть большое подозрение, что это так называемое «народное творчество» изготавливается в местах, довольно отдаленных от Приморья. Добавим сюда ролики из запредельных регионов. Добавим сюда ботов в социальных сетях, также не приморского происхождения. Все это укладывается в некую цельную картину, вы не находите?

Я уверен, что тем, кто делает многочисленные информационные вбросы и ролики, не важен Кожемяко сам по себе. Этим людям важно раздуть протест. В теории, технологии протеста могут запускаться сами по себе, без участия местных оппозиционных лидеров. Можно использовать ситуацию, пользуясь случаем.

Митинги возле краевой администрации закончились мирно только потому, что там никто не пострадал. Не было выстрелов.

С революциями шутить не надо. И желать их тоже не надо. Потом от крови не отмоешься. Общество должно себя защищать от подобных вещей. Это совсем не шутки, когда народными массами начинают манипулировать. Существует теория, что если не получилась волна протеста из Москвы, ее можно запустить с окраин. В обратную сторону докатится. Боюсь, именно попытки этого мы и наблюдаем сегодня.

— Как вы относитесь к явлению Кожемяко в должности врио?

— Когда стало понятно, что «хромую утку» — Тарасенко, надо убирать, долго искали кандидата. Человека, с поддержкой в муниципалитетах. Приморца, потому что Тарасенко так и не воспринимался, как местный. И за этим человеком должны были стоять реальные дела. У Кожемяко все это есть. То, что президент разрешил ему уйти с Сахалина в другой субъект федерации, было очень интересно и неожиданно, в том числе.

Приморье для Кожемяко — родной дом, куда он, наконец, вернулся. И он будет наводить здесь порядок. Это вопрос не только управления, но и личных амбиций. Олег Кожемяко много лет хотел быть губернатором Приморья. Думаю, он захочет доказать всем, а прежде всего — себе, что он способен быть отличным губернатором.

— Скажем так, Амурская область и Сахалин — это все же были «нелюбимые женщины»?..

— Не согласен. Это были территории, где формировался политический опыт. В чем главная ценность Кожемяко как возможного губернатора Приморья? Именно в этом его огромном политическом опыте. Это не просто слова. Это знание того, как твои решения могут отразиться на социальной и экономической среде. Это устойчивые контакты в органах власти. И, прежде всего, управленческий опыт.

К примеру, в Благовещенске Кожемяко ввел систему сити-менеджеров, и был против выборов мэров. В Холмске, на Сахалине, также были отменены выборы. Но, имея опыт того, что было потом, — а потом были элитные войны! — Кожемяко пришел к выводу, что выборы мэров все-таки необходимы. Так же, как необходима система самовыдвижения кандидатов, в противовес партийной.

То же самое в части экономических и социальных преобразований. Олег Кожемяко реагирует на запросы населения, делает очень серьезные вещи. К примеру, добился статуса столицы ДВФО для Владивостока. И когда я слышу от некоторых, что, мол, нам этого не надо… Как же так, ребята! Мы же не в игрушки играем. Статус — это деньги, это возможность брендирования. Одно дело жить в замечательном городе Владивостоке, совсем другое — в столице ДВФО.

Кожемяко делает все правильно. Второго такого в Приморском крае точно нет, по энергетике.

Веник проблемы не решит

— Петр Дмитриевич, на ваш взгляд, как будет развиваться предвыборная история в Приморье на повторных выборах губернатора?

— На мой взгляд, у людей есть мощный запрос на три вещи — законность, порядок, ответственность. Краю необходимы по-настоящему честные выборы. Чтобы не было даже намека на саму возможность фальсификации. Считаю, при наличии финансовых возможностей, надо установить видеокамеры на всех избирательных участках Владивостока и Уссурийска, там, где были видимые проблемы на прошлых выборах. Должен быть жесткий народный контроль за процессом голосования, прежде всего, со стороны самого врио. Фактически, такой механизм уже есть в Москве. К примеру, на прошедших выборах мэра Собянин открыл большое количество новых участков в Подмосковье, потому что многие люди в момент голосования были на дачах. На тех участках везде были поставлены видеокамеры. Почему так тихо и спокойно прошли выборы в столице? Потому что там был обеспечен механизм честных выборов.

— К сожалению, в сознание людей был сделан мощный вброс, что нужно голосовать за кого угодно, как вы выразились, хоть за веник, лишь бы против действующей власти. Мы опять возвращаемся к ситуации протеста ради самого протеста. На ваш взгляд, к чему это приведет?

— Понятно, к чему. Если голосовать за веник, будет веник. Дальше-то что? Как с этим веником проблемы решать, кто-то знает? Я — нет.

Управлять краем совсем не просто. Когда мы идем лечить зубы, мы выбираем доктора с опытом, а не дворника с улицы. Наверное, мы никогда не сядем на борт самолета, если будем знать, что за рулем не опытный летчик, а стажер. Очень сомнительное мероприятие выбирать губернатором человека, который ни одного дня не работал в системе органов государственной власти. По меньшей мере, это безответственность.

Другой важный момент — мы голосуем не за представителя партии. Мы голосуем за человека. А роль личности в истории России всегда была велика.

Другое дело, что при бывших руководителях многие высокопоставленные чиновники в Приморье просто обнаглели. От этих людей нужно избавляться. Не буду называть фамилии, они и без того у всех на слуху. Люди бы не ушли в протест, если бы их не довели до этого состояния.

Знаете, по моим ощущениям, на небе посмотрели, как мы тут, в Приморье, мучаемся, и дали нам шанс. Если мы не воспользуемся этим шансом, это будет огромнейшая глупость. Как в том анекдоте, помните? «Что ж ты не купил лотерейный билет, тебе же предлагали!..».

Лада ГЛЫБИНА

Фото Юрия МАЛЬЦЕВА, Игоря НИКИТИНА и Германа КАТАЕВА

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!