Установка лица. Миклушевский, сменивший Дарькина под флагом «декриминализации», закончил с таким же итогом

В популярном советском телесериале о милиции один из героев сделал «крылатой» фразу об «экспроприации экспроприаторов» подразумевавшую грабеж, а в Приморском крае в речевой обиход входит афоризм «декриминализация декриминализаторов» — с намеком на аресты лиц из окружения бывшего губернатора-«декриминализатора» Миклушевского.

Фактор декриминализации

Первым термин «декриминализация» относительно Приморья использовал экс-полпред президента России в ДФО Олег Сафонов. Свои представительские полномочия этот «координатор в штатском» осуществлял всего два года в 2007 — 2009 годах, после чего был направлен служить в ФСКН, где и числился замдиректора вплоть до упразднения этой, погрязшей в коррупционных скандалах, структуры президентским указом в 2016-м году. Но след оставить в Приморском крае Олег Александрович успел заметный: при нем едва не арестовали самого экс-губернатора Сергея Дарькина и возбудили уголовные дела на нескольких его замов, а одного их них, Александра Шишкина, даже осудили на 9 лет колонии за взятку (полученную, правда, на предыдущей должности в Примводоканале).

И вот ведь какая ирония судьбы — Владимир Миклушевский, сменивший Дарькина на «антикоррупционной волне», сходу поднявший флаг «декриминализации», закончил свои губернаторские полномочия ровно с таким же итогом: трое его заместителей находятся под следствием (в том числе один уже осужден), двое ближайших советников и личных друзей — также под следствием и арестом, причем, по обвинению в мошенничестве с бюджетными средствами. И также под следствием, обвиняемые в должностных преступлениях, сейчас сразу несколько назначенных лично губернатором руководителей краевых государственных предприятий: Примавтодора, Примстройзаказчика, Примводоканала и краевой компании, застройщика печально известных отелей «Хаятт», АО «Наш дом — Приморье».

Как же могло такое случиться? Почему дорога, тщательно вымощенная самыми благими намерениями, привела к давно известному итогу — к обвинениям в мошенничестве или в должностных преступлениях коррупционной направленности? Ведь изначально одними из первых помощников и доверенных лиц Миклушевского стали ветераны спецслужб Александр Лось (прежде — замначальника УФСБ по Приморскому краю) и Александр Ролик (экс-глава УФСКН по Приморскому краю, выходец из органов ФСБ-КГБ)?!

Дорогой казенный

Но в то же время, первыми решениями нового губернатора, вызвавшими, по меньшей мере, недоумение приморцев, стали решения о проведении за бюджетный счет ремонта государственных резиденций на десятки и сотни миллионов рублей — что сопоставимо с годовым бюджетом небольших приморских городов, вроде Партизанска. Эти данные были в открытом доступе на сайте госзакупок и комментировались прессой и блогерами. Вот эти цифры — за период 2012 — 2016 гг.:

— капитальный ремонт госдачи по ул. Девятая, 20 (резиденция), где проживает В.В. Миклушевский — 377.922.337 рублей;

— капитальный ремонт инженерных систем, оборудования и конструкций здания по ул. Девятая, 20 (резиденция) — 16.031.003 рубля;

— капитальный ремонт инженерных сетей (теплосеть) по адресу г. Владивосток, ул. Девятая, 14 (резиденция) — 9.491.997 рублей;

— капитальный ремонт кровли по адресу г. Владивосток, ул. Девятая, 14 (резиденция) — 29.986.249 рублей;

— капитальный ремонт госдачи по ул. Девятая, 12 (резиденция) — 87.607.720 рублей;

— мебель для резиденции на о. Русский, б. Боярин — 64.546.541 рублей;

— покупка 4 предметов мебели (кровать, диван, кресло, пуф) — 2.269.905 рублей;

— покупка корпусной мебели (два шкафа, зеркало, стеллаж, консольные панели) — 2.602.349 рублей;

— покупка трех шкафов-купе — 979.459,42 руб.;

— покупка кухонного гарнитура (столешница, шкафы, мойка, смеситель) — 1.796.138 руб.;

— приобретение домашней мультимедийной системы — 983.143 рубля.

Такие траты губернатором и его близким окружением не считались не то, чтобы коррупционными, но и вообще предосудительными. По их логике, эти ремонты и закупки делались не в интересах лично Владимира Миклушевского, а государственного имущества. Следовательно, никакой коррупции и личной выгоды, а исключительно забота о сохранности и улучшении казенного добра…

Такой же подход — не жалеть казенных средств на дела, которые губернатор считал полезными — наблюдался и относительно других бюджетных дотаций. При этом хронически не хватало бюджетных средств на здравоохранение, образование, ремонт дорог — особенно в муниципальных образованиях края эти вопросы стояли особенно остро! В крае могли годами не делать ремонты в поликлиниках и больницах, могли за долги отключать тепло и электричество в детсадах и школах, могли не ремонтировать дорог и мостов, да и зарплаты бюджетникам могли задерживать — губернатора это не слишком волновало.

Его заботил имидж — как свой собственный, так и вверенного субъекта федерации. И на эти имидживые дела не жалели средств: всевозможные мероприятия с участием высоких гостей стали традиционными в Приморье — вне зависимости от эффективности их для края и его жителей.

Имидж — и все

Вероятно, именно на этом моменте — создании и поддержании имиджа Приморского края, как процветающего и развивающегося региона — у Владимира Миклушевского и случился «системный сбой». Иначе трудно объяснить, как на серьезных должностях его администрации и ключевых краевых структур стали появляться люди, с мягко говоря, не однозначной репутацией.

Так Илья Спокойнов — скандально известный политтехнолог, «слава» которого вышла далеко за пределы Приморья — оказался со своей командой «у руля» многих краевых проектов. Информационных, инвестиционных и бюджетоемких. А уже его ставленники в дальнейшем эти процессы «развивали, углубляли и расширяли» — что и привело к их уголовному преследованию.

То есть, вместо внимания к реальным экономическим и социальным проблемам Приморья и его жителей, глава администрации региона устремился в будущее. В то, которое ему не скупясь на краски, рисовали его советники и помощники. Где сияли алмазным блеском миллиардные инвестиции, где живо работали растущие на глазах цеха и фермы, где стада тучных коров бродили по колосящимся нивам, а счастливое население не нуждалось ни в какой медицинской помощи, поскольку было совершенно здоровым и множилось день ото дня — проживая в комфортабельных домах, между которыми по гладким автобанам носились экологически чистые автомобили местной сборки…

Эти губернаторские грёзы дорого обошлись краю: в те самые миллиарды рублей, невесть на что истраченных или одолженных под проценты в виде госгарантий банкам. Только на данный момент реальной отдачи от сомнительных вложений нет, и в обозримом будущем не предвидится: в полной мере не отрабатываются даже те возможности, которые предоставлены краю федеральным центром — режим «свободного порта», территории опережающего социально-экономического развития, инфраструктурные проекты. Бизнес не усмотрел тех радужных перспектив, в которые до последнего верил Миклушевский — поскольку реалии ведения дел в Приморье остались вне сферы губернаторского внимания, зато подвержены криминальному влиянию. В числе которых и бюрократическое давление — направленное на вымогательство «откатов» и взяток; и давление силовыми методами правоохранительных органов с практикой «заказных дел»; и, конечно, давление методами откровенно криминальными — с использованием «подставных» фирм и лиц, мошенничества, получения «невозвратных кредитов», фиктивных банкротств. Да и могло ли быть иначе, если в окружении губернатора Миклушевского теснились давно известные в Приморье лица с криминальным прошлым, а также их ставленники, делавшие карьеры вплоть до политических?

Все это — неизбежный результат действий под флагом «декриминализации», когда власть сосредотачивается на лозунгах вместо действий и на вопросах имиджа вместо реальности. А криминальный элемент умеет ждать, выбирать время и место, и действует наверняка…

Виктор БУЛАВИНЦЕВ

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!