В чем сила, брат? Дело Андрея Пушкарева как способ давления на мэра Владивостока

Мосгорсуд в очередной раз продлил — до 30 сентября — содержание под домашним арестом брата мэра Владивостока, генерального директора компании «Востокцемент» Андрея Пушкарева. Таким образом, суд отказал в апелляционной жалобе защиты обвиняемого.

Под домашним арестом Андрей Пушкарев находится ровно год. Гендиректор ООО «Востокцемент» был арестован 23 июня 2016 года, в рамках уголовного дела Игоря Пушкарёва, по обвинению в коммерческом подкупе. Вслед за братом Андрей Пушкарев был отправлен в Москву. Только благодаря давлению возмущенной общественности Басманный суд перевел человека, имеющего тяжелую инвалидность, под домашний арест.

Напомним, взрыв фейерверка в новогоднюю ночь 2015 года закончился для Андрея Пушкарева трагически. Одна из петард ударила ему в лицо и взорвалась. В крайне тяжелом состоянии он был доставлен в «тысячекоечную» больницу Владивостока, откуда его экстренно эвакуировали в медицинский центр «Самсунг» в Южной Корее, так как помочь на родине не смогли.

Для понимания, что же произошло с Андреем Пушкаревым, необходимо привести медицинский диагноз врачей, хотя читать это тяжело. Итак, врачи зафиксировали у Андрея Пушарева взрывную травму с частичной ампутацией мягких тканей лица, хрящей и костей лицевой части черепа, с термическим ожогом лица, верхних дыхательных путей и шеи. Контузионную травму головного мозга. Год Андрей Пушкарев дышал через трубочку — трахеостому. Полгода получал питание через зонд. Ампутированы нос, верхняя и нижняя губа. В результате этого постоянная угроза заращения левого носового хода, частичное заращение правого носового хода, микростомия — сужение ротовой щели до 7 мм, с невозможностью открывания рта. Сужение обеих глазных щелей, невозможность полного смыкания век левого глаза, практически полное отсутствие зубов, отсутствие ½ языка, выраженные жевательные и глотательные нарушения, нарушение функции внешнего дыхания. Это если в общих чертах…

За период с января 2015-го по июнь 2016-го Пушкареву было сделано 22 операции, 19 их них под общим наркозом. Питание возможно только по специальной технологии. Он не может самостоятельно пить и принимать пищу. Очередная операция должна была состояться 14 июня 2016 года. Однако она была сорвана. С тех пор суды последовательно игнорируют неоднократные просьбы защиты отпустить Андрея Пушкарева под залог. Все это время Андрей Пушкарев находится под домашним арестом, что, в его случае, грозит необратимыми последствиями для здоровья.

Напомним, Андрей Пушкарев стал гендиректором компании «Востокцемент» после того, как его брат, Игорь Пушкарев, начал активно заниматься политикой. Передача бизнес-активов родственникам — обычная практика в подобных случаях. Это и стало камнем преткновения. Мэра Владивостока обвинили в том, что он оказывал покровительство семейному бизнесу. По версии следствия, Пушкарёв нарушил закон при проведении государственных закупок на покупку строительных материалов для ремонта дорог в период с 2009 по 2014 годы.

Стоит отметить, что арестовали Игоря Пушкарева по тем же эпизодам обвинения, по которым в 2014-2015-м Следственным комитетом России проводились неоднократные проверки и выносились мотивированные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Невозможно придраться и к деятельности компании «Востокцемент», возглавляемой Андреем Пушкаревым.

— Выяснилось, что в период с 2008 по 2016 годы предприятия группы «Востокцемент» безвозмездно отгрузили в адрес МУПВ «Дороги Владивостока» строительных материалов почти на один миллиард рублей, — говорит адвокат Константин Третьяков. — В ходе экспертизы, проведённой следствием, было установлено, что, к примеру, в 2012 году цены на строительные материалы, поставлявшиеся компанией «Востокцемент», были не выше, а существенно ниже среднерегиональных, а именно на 11 %. Из чего возник вопрос о том, был ли на самом деле причинён какой-либо ущерб бюджету города?

Кроме того, после ареста мэра компания «Востокцемент» простила долг в размере 962 млн. руб. бюджету Владивостока, который образовался за годы поставок строительных материалов в период с 2008 по 2015 годы.

Обвинение против семьи Пушкаревых разваливалось на глазах, и тогда следователи пошли ва-банк. В марте 2017 года Игорю Пушкарёву и Андрею Пушкарёву предъявили беспрецедентное обвинение во взятке друг от друга. В качестве взятки следователи расценивают имущественные выгоды и услуги, которые брат оказывал брату, якобы за заключение выгодных контрактов. В частности, Игорю Пушкареву ставят в вину, что его брат, Андрей Пушкарев, оплачивал ему услуги охраны.

— В свое время мэра Владивостока Владимира Николаева обвинили в растрате бюджетных средств на личную охрану, что было вполне обосновано, — комментирует ситуацию юрист Александр Шемелев, бывший вице-губернатор Приморья. — Однако здесь ситуация совершенно другая. Мы видим, как желание мэра пользоваться ресурсами своей семьи и экономить бюджетные средства, что является нонсенсом в приморской политике, обернулось для Игоря Пушкарева очередным уголовным делом.

— Сейф, из которого я, якобы, взял денег на взятку брату и внес на счет — его личный сейф, — пояснял ситуацию Пушкарев очередному суду по изменению меры пресечения. — В нем находились деньги мамы, жены и брата. Это какой-то безумный полет фантазии!

— Возбуждение уголовного дела в связи с дачей взятки одним братом в пользу другого — прием достаточно экзотический. Если рассматривать его с правовой точки зрения, то такое обвинение выглядит абсурдно, — считает адвокат Алексей Клецкин. — Особенно поражает формулировка, что взятка передавалась путем оказания услуг. Получается, достаточно подвезти родного брата на машине или угостить его кофе, чтобы следствие квалифицировало это как взятку. С точки зрения закона такая трактовка более чем спорная. Должны быть доказательства, что брат не просто передавал брату какие-либо ценности или оказывал услуги, а делал это именно за совершения каких-либо незаконных действий. Пока таких доказательств мы не видим.

«Не влезай. Убьет!», — эту классическую фразу давно пора написать на входе в мэрию Владивостока. Какого градоначальника не возьми, у всех, мягко говоря, карьера не задалась. Однако дело семьи мэра Игоря Пушкарева — именно так можно называть происходящие уже год события — стоит в этом ряду особняком. Кажется, уже всем ясно, что имеет место политическая игра без правил.

— Если взяли чиновника на взятке — добро пожаловать в тюрьму. Но если кто-то что-то предположил, посчитал неправомерным, то сначала докажи, а потом в тюрьму, — считает политолог Андрей Колядин. — Виноват — сажайте. Не уверены, что виноват — докажите, а потом «закрывайте». Мне кажется, это должно быть формулой всех резонансных процессов.

Лада ГЛЫБИНА

Фото: РИА VladNews и VL.ru

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!