«Пришлось шкуру толще сделать…» Почему глава Владивостока цитирует Омара Хайяма, спешит медленно и не увольняет своих заместителей?

Владивосток с интересом наблюдает за новым мэром. Пока вердикт однозначный – Веркеенко явно благоволят небеса. Вспомним зимний период, когда несколько объявленных синоптиками снегопадов обошли столицу Приморья стороной, а тот снежный обвал, который выпал 8 марта, пришелся на череду выходных дней.

Увы, быть милость природы в условиях Владивостока для главы города фактор важный, но не определяющий. Слишком много подводных камней и рифов на этой должности, не говоря уже про местных акул от политики, многие из которых были совсем не рады приходу в кресло мэра Виталия Веркеенко, человека несистемного, и, не побоимся этого слова, отличного от других. Можно предположить, что желающих «сожрать» нового мэра достаточно. Что делать в этой ситуации градоначальнику – лечь на дно или идти своим курсом, не обращая внимания на прибрежный мусор и пену морскую? Об этот состоялся наш разговор с главой Владивостока Виталием Веркеенко.

Омар Хайям предупреждает!..

—Виталий Васильевич, прошло 100 дней с тех пор, как вы заняли пустовавший два года кабинет в мэрии Владивостока. Как оно, мэром-то быть — «корона» не давит? Что изменилось в мироощущении?

—Я не хочу меняться. Не могу и не хочу стать чиновником. Безусловно, какие-то внутренние изменения происходят, но они не связаны с жизненной позицией и ценностными ориентирами в отношениях с людьми. Этих изменений нет и быть не может. Безусловно, я попал в новые условия, где-то я их понимал, где-то действительность оказалась жестче, чем я ожидал. Много сложностей, которые не пугают, но… Понимаете, после окончания университета я пошел работать в бизнес, а не на госслужбу, потому что люблю честность и открытость, люблю ситуации, где можно быть самим собой. И очень не люблю интриги…

— Какая ж политика без интриг, Виталий Васильевич! К слову, вы не жалеете, что не поменяли заместителей? Расширю вопрос. Как можно расценивать тот факт, что когда начался суд над экс-мэром Владивостока, в конце февраля, почти все ваши замы в одночасье ушли в отпуск? Такое вот случилось совпадение. А ведь это были как раз те дни, когда вы, перед выборами президента, активно встречались с жителями. И ездили на эти встречи один, хотя по профильным вопросам помощь замов была просто необходима, ведь новый мэр был в должности всего два месяца. Что это было, если не откровенная подстава?

— Не всегда все так, как выглядит со стороны. Я не считаю этой подставой. Зима, многие люди имеют свойство болеть. Первые встречи с жителями проходили с моими заместителями. А потом… Вопросы же однотипные. С точки зрения эффективности не имеет смысла за собою хвосты таскать. Горожане хотели встретиться с главой, задавать вопросы мэру. Даже если бы мои замы не были бы на больничном, после первых встреч я бы все равно ездил сам. Не люблю «ходить парой».

— Такая защита замов делает вам честь. Однако трудно опровергнуть тезис, что городом последние два года из мест заключения фактически руководил Пушкарев. Руководил именно посредством той самой команды, которую благородно не уволил новый мэр. Есть уверенность, что сегодня влияние экс-мэра Владивостока на его пресловутую «команду» полностью утрачено? Что тень Игоря Сергеевича не витает больше над мэрией? У сторонних наблюдателей есть в этом некоторые сомнения…

— Вначале о тезисе, что эти два года мэрией мог руководить Игорь Сергеевич. Может, было бы и хорошо, если бы это было так. Но человек не мог этого делать, поэтому многие процессы разбалансированы. Кабинет мэра долгое время пустовал, и у города не было стратегии, вектора. И то, что за эти два года никаких серьезных ЧП в городе не было — это надо сказать спасибо заместителям Пушкарева. Хотя и развития большого не случилось — жили в режиме сохранения. Развитие когда возможно? Когда есть воля, есть руководитель, есть задачи, и есть контроль. В этом случае можно двигаться дальше. Когда я глубже погрузился, понял и людей, и процессы, и принятые решения. Что же касается людей, которые работали при экс-мэре Владивостока, со всеми состоялся взрослый разговор, и все были готовы освободить должности. Это стереотипы, когда пытаются кого-то приписать кому-то.

— То, что я слышу — это слова романтика от политики. Ваше доверие к людям, бесспорно, положительно вас характеризует. Однако реальность такова, что все первые лица меняют команду под себя. Посмотрите хотя бы на врио Тарасенко! Вы уверены, что вам, в итоге, не придется пожалеть о таком решении?

— Я оцениваю компетентность и прислушиваюсь к своему внутреннему голосу. Я вижу и чувствую людей. Да, я чувствую тех, кто может подставить, даже если они об этом не догадываться. У меня не закрыты глаза и я не романтик, если кто-то пытается так себе меня представить. Помните, у Омара Хайяма: «Ты дорого, мой друг, заплатишь за ошибку, оскал зубов у льва принявши за улыбку.» Вот вы говорите о том, что Тарасенко убрал так называемых людей Миклушевского. Вы уверены, что эти уволенные люди — люди Миклушевского? Они же, образно говоря, не стоят по-прежнему перед ним на коленях, слушая приказы, они не переехали в Москву. Нет, у них своя жизнь, свое целеполагание.

Я не верю в стереотипы, что есть команда каких-то конкретных людей и это на всю жизнь. Люди не рабы, и не пажи, если это профессионалы. Знаете, я за 10 лет учебы сменил шесть школ. Каждый раз приходил в новый класс, и каждый раз становился председателем совета отряда. То есть первым лицом в классе. Это к вопросу — свои не свои люди… Если по этой логике думать — история демонстрирует нам другие реалии.

Спеши медленно

— И все-таки, можно ли выделить что-то главное за 100 дней нового главы? Заявлений жители Владивостока слышали не мало. А вот что можно реально ощутить, потрогать руками?

— Наверное, в качестве эксперимента пора ввести программу — «мэр на час!» Чтобы попробовали. Потому что умников много! Без обид. Одни говорят — надо сделать вот это. Другие — нет, вон то. Бесспорно, в городе много проблем, которые наболели. Но я хочу погрузиться и понять, чтобы не абы как сделать, а рационально. Учитывая возможности бюджета, которые крайне ограничены. Невозможно же отменить строительство детского сада и построить туалеты в центре города, наплевав на то, чьи это земельные участки и откуда возьмем сети. Но я как раз не романтик, а рационалист. Если на боевом крейсере я сейчас дам полный ход, можно и с причалом отойти. Я умею двигаться очень быстро. Но тогда, когда я пойму абсолютно рациональный путь к этому. Поэтому я и просил время, еще на утверждении. Я просил — только не толкайте меня к быстрым действиям! Их можно совершить, безусловно. Но наверняка что-то другое пострадает. Пока цельной картины у меня нет.

— Виталий Васильевич, и когда же крейсер будет отходить от причала? Хотя бы ориентировочные сроки есть?

— Расскажу на примере. Вы знаете, я долгое время руководил крупной компанией. Так вот, когда принимаешь на работу людей на руководящие должности, испытательный срок — шесть месяцев! Если в течении этих шести месяцев этот умник , которого я брал на работу, начал бы мне говорить — вот тут надо передвинуть стену, а вот тут надо перекопать, я бы ему сказал — до свидания. Ты еще не понял, не вник — почему эта стена стоит здесь, почему эти отделы работают так, а не иначе. Ты не понимаешь компетенции людей, квалификации, не знаешь истории, какого, простите, черта ты здесь умничаешь? То же самое мне хочется ответить, когда мне говорят, что я за 100 дней должен вникнуть в целом в городское хозяйство, начать двигать стены и менять организацию. Это даже не вопрос рациональности. Это глупость! Я бы за это увольнял.

У меня нет права рисковать. Так что промедление — это не вопрос слабости, а вопрос здравого смысла. Что касается стратегии, она у Владивостока есть, включает 17 программ. Ознакомиться с тем, по какой дороге будем двигаться в ближайшие годы, можно на сайте мэрии. В конце апреля, к слову, заработает новый сайт, надеюсь, гораздо более понятный и эффективный в части коммуникаций с жителями столицы Приморья. И это очень важный момент, потому что я считаю необходимым разделить ответственность за судьбу Владивостока с его жителями. Если мы хотим жить в чистом, современном городе, давайте менять мышление. Начиная с того, что не надо мусорить на его улицах, и заканчивая такой простой вещью, как платить налоги в бюджет.

—Наполнение бюджета — это важно. Но меня, честно говоря, покоробило намерение мэрии направить налоговых инспекторов к бабушкам, сдающим комнаты. Читала заметку по этому поводу. Вы уверены, что это было нужное решение?

— Да не про бабушек же речь! Если хотите, приходите на аппаратные совещания, чтобы было понятно, какие решения мы принимаем, и как они потом подаются гражданам. То, в чем я безусловно могу проигрывать — это в интригах и пиар-ходах. Я никогда не занимался пиаром, и не собираюсь учиться этому, потому что меня на этом поле наверняка обыграют. Моя стезя — заниматься реальной работой по развитию Владивостока и своевременно доводить это через информационное поле. Пробовать играть в чужие игры мне не интересно, да и жителям это не надо.

Возвращаясь к вашему вопросу. На одном из аппаратных совещаний выяснилось, что есть серьезный перекос по сбору денег от патентов и вмененки. Грубо говоря, там, где можно 10 рублей собрать, мы собираем 1 рубль. Я даю команду — разобраться и усилить работу с населением по вопросу патентной деятельности.  Стали разбираться, какие патенты мы продаем? Одно из направлений — это патент на сдачу квартиры.

Многие сдают внаем, и речь не про бабушек, а про тех, кто сдает полноценное жилье, ценою от 25 и выше тысяч рублей в месяц. Патент стоит от 5 до 12 тысяч рублей в год. Небольшие ведь деньги! Пригасил на встречу риэлторов, поговорил, попросил помочь городу собрать налоги по рублику, по копеечке. Нам крайне нужен бюджет на необходимые нужды. Сейчас пожарные системы в детских садах надо ставить, а это 760 млн рублей. Где их брать? Я обращаюсь к людям — граждане, дорогие мои, заплатите налоги! Город же не последнюю рубашку с вас снимает. 5 тысяч рублей в год при сдаче квартиры за 30 тысяч в месяц можно заплатить? И при чем тут бабушки?..

— А вот так было подано в СМИ, и все подумали, что мэр Веркеенко сошел с ума…

— Повторяю — это черный пиар, в который я не умею играть, и не хочу учиться. Хочу, чтобы люди мне просто начали верить...

— Это сложно сделать, если кто-то сознательно формирует негативный облик главы города. К слову, есть мысли, кто бы это мог быть?

— Если я начну заниматься выяснениями, у меня не останется времени на то, чтобы сделать лучше жизнь в городе.

Цветочки и ягодки

— Виталий Васильевич, позвольте вернуться к нашим, вернее, вашим баранам. Когда вы ездили инспектировать муниципальное предприятие ВПОПАТ — 1, жители города услышали от вас очень жесткие оценки, касающиеся деятельности этого предприятия. Помнится, вы пеняли на то, что из 140 единиц техники на ходу всего 70. Тогда же вы сказали, что у вас есть ощущение, что ВПОПАТ- 1 нацелен не на то, чтобы людей возить, а на то, чтобы технику ремонтировать… Знаете, как в воду глядели! Насколько нам известно, ремонтом техники ВПОПАТ— 1 занимается фирма « Флагман — Авто», в учредителях у которой «Восток-цемент», структура, тесно связанная с экс-мэром Владивостока. Учитывая глобальные проблемы на ВПОПАТ—1, у вас нет ощущения, что предприятие сознательно вели к банкротству? Кусок лакомый, кто спорит. Там громадные площади, почему бы их не занять?

— Эту историю я тоже слышал. Но зачем мне разбираться в этих деталях, если теперь эти планы, если, конечно, они имели место быть, заведомо нереализуемы. Я знаю, что «Флагман—Авто» строит большой дилерский центр, который вот-вот будет сдан в эксплуатацию. Зачем им заниматься рейдерством?

— Хорошо. Можно закрыть на этот факт глаза, хотя, на мой взгляд, это добавляет штрихи к портрету бывшего руководства города. Теперь другой факт. Бывший директор ВПОПАТ—1, тот, кто довел предприятие до края, сейчас руководит МУП «Дороги Владивостока», что само по себе странно. Но это еще цветочки. Ягодки были в тот самый снегопад, когда мэрия предпринимала героические шаги по скорейшей очистке города. Мало кто знает, что муниципальное предприятие, имея на балансе технику, купленную за городские деньги, под разными предлогами отказалось вывести свои грейдера и тракторы на помощь мэру Владивостока. И в то же время, насколько нам известно, МУП зарабатывал на коммерческой уборке снега. Я не понимаю, почему директор МУПа господин Пилипчук до сих пор при должности? Может быть, настала пора, как вы обещали, взять катану, фигурально, и голову кое-кому снести?..

— Пилипчук стал директором МУП «Дороги Владивостока» до того, как дума утвердила меня главой города. Понимаете, в политике, так же, как в восточных единоборствах, резкие движения могут привести к проигрышу. Все не расскажешь, да и не нужно этого делать. Что касается МУП «Дороги Владивостока», на данный момент это предприятие передает свою технику на баланс созданной дублирующей структуре, СГТ — «Содержание Городских территорий». Решение принято, идет реорганизация. Что касается МУПов, — их в городе всего 37, и к ним ко всем у меня есть вопросы. Я всегда даю право на ошибку, если это не касается предательства или коррупции. Если человек совершил ошибку, взял за нее ответственность и объяснил, почему он это сделал, я могу дать шанс.

—Если МУП «Дороги Владивостока» лишится всей своей техники, чем тогда будет заниматься?

— По этому МУПу мы рассматриваем другую сферу деятельности — парковочную. Мы планируем вскоре масштабно заняться организацией парковок, это не так сложно, как кажется. Только давайте без подробностей. Когда я озвучиваю свои планы, начинают говорить — балабол, ни у кого не получалось, а у него вдруг получится. Поэтому иногда хочется просто молча сделать. Люди увидят, когда.

«Пришлось шкуру толще сделать…»

— Народ интересуется, так будет ярмарка на центральной площади Владивостока или нет?

— Я не вижу там ярмарки, не считаю это правильным. Точно так же, как не вижу мэрии в центре Владивостока. Но это не значит, что перенос будет завтра или даже послезавтра. Сначала нужно создать условия.

— Будет ли обещанный проезд чрез торговый порт? Не изменилось ли кардинально ситуация в свете ареста господина Магомедова?

—Все будет. Мы иногда не успеваем отсвечивать в информационном поле те процессы, которые уже произошли. Со специалистами выехали на место, пригласили юристов, поговорили с представителями порта. Пришли к пониманию, что город имеет возможность открыть там проезд. Но надо помнить, что это предприятие на территории города, которое является крупнейшим налогоплательщиком. Нельзя сталкивать интересы порта и интересы горожан. Я человек диалога, всегда стремлюсь найти рациональное решение для тех и других.

— В прошлом году был глобальный ремонт дорог, много сделано. Будет ли в этом году продолжена хорошая традиция? Денег на эти цели достаточно?

— К сожалению, на дороги федерация выделила на 150 млн меньше, чем в прошлом году. Но программа будет продолжена. В начале апреля пройдут аукционы, часть подрядчиков уже определены. Будем особое внимание обращать на культуру производства работ, — чтобы асфальт был качественный, и чтобы дорожники минимально мешали жителям.

— И последний вопрос, Виталий Васильевич. Есть драйв от работы мэра? Или это тяжелая обязанность?

—Драйв есть. Чтобы не происходило, я с пути не сверну. Потому что я человек идейный, и для меня это жизненная миссия. Правда, пришлось шкуру толще сделать, чтобы не так больно было идти через чащу…

Лада Глыбина

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!