«Я их всех пересижу!» Александр Юртаев — о справедливости в политике, финансовых партийных тайнах и губернаторе Владивостока

По мне, так именно Александр Юртаев является лидером, пусть и неформальным, приморского отделения партии «Справедливая Россия». Ибо руководители, коих за эти годы сменилось великое множество, приходят и уходят, а депутат от «справороссов» Юртаев остается. Как-то, после очередного выноса из кабинета очередного местного «партагейноссе» и воцарением нового, не слишком к нему лояльного, Александр Григорьевич в сердцах сказал: «Я в нашей «Справедливой России», как сторож на хозяйстве. Не дождутся, чтобы я ушел! Я их тут всех пересижу!».

Мэр – слово ругательное

— Александр Григорьевич, вы в партии с 2006 года, один из первых депутатов. Можно сказать, лицо приморской "Справедливой России". Почему вас не назначат руководителем?

— Некоторое короткое время был и.о. Побоялись дать главную роль при утверждении. По моей рекомендации, руководителем стал Константин Межонов. Я его уговорил.

— Говорили, что его на вашу партию мэр Пушкарев продвинул…

— Общая ошибка. Межонов работал у Пушкарева замом главы администрации Владивостока, но он не был человеком Пушкарева. Я был свидетелем достаточно жестких разборок, когда администрация города наезжала на позицию СР.

Знаете, что? Терпеть не могу слово мэр! Как только человек во Владивостоке себе называет мэром, так все — его выносят! Мэр — это ругательное слово для нашего местного самоуправления. Глава города — никак иначе.

— Помнится, когда Межонов был лидером, вы с ним отлично провели выборы, 16 % набрали в Заксобрание Приморья. Пять человек прошло в краевые депутаты. Вас туда не взяли, потому что вы за мандат не смогли заплатить? Это правда, что мандат на тех выборах стоил порядка пяти миллионов рублей?

— Да, меня в Заксобрание не пустили, хотя я на своем горбу затянул туда несколько человек. Не могу сказать, сколько стоил мандат, на сборе денег не сидел. Но в любом случае, проходили люди, которых я рекомендовал. К примеру, Алексея Козицкого лично привел в партию.

— Нынешний лидер партии, Козицкий, был тогда, если не ошибаюсь, главным финансовым паровозом?

— В том числе, да. Я особо не знаю.

— А потом что случилось? У Козицкого и Межонова были хорошие отношения, они дружили, ездили на рыбалку, а потом вдруг Козицкий стал председателем партии, и рыбалка накрылась. Как так получилась?

— Высшее руководство в Москве приняло решение о целесообразности смены лидера в Приморье. Свое решение они спустили сверху.

— Как вы думаете, могло ли это произойти без финансовой составляющей? По крайней мере, сразу пошли слухи о некой «проплате» должности?

— Думаю, здесь была выбрана какая-то иная целесообразность, связанная с теми субъектами, которые сейчас находятся на нарах. Я имею в виду политтехнолога Ильи Митькина. Был розыгрыш с тем, чтобы резко поменять приморское руководство в СР. Я был против. Но есть партийная дисциплина. Не нравится — хлопай дверью и уходи, как это сделал Межонов и некоторые мои однопартийцы.

— Сколько вышло тогда из партии?

— Есть те, кто приостановил членство, есть те, кто вышел полностью. По разным подсчетам, порядка 500 человек.

Депутатская карма

— На выборах в 2016 году ваша партия завоевала на выборах в ЗС ПК всего один мандат. За счет чего возник такой глобальный провал?

— Выборы в Заксобрание были беспрецедентно продажными. Был тотальный подкуп. Знаю, потому что сам баллотировался. И видел, какие способы применяли мои оппоненты. Не дай бог, партия власти собирается проводить такие же выборы на этот раз, в Думу Владивостока!

— Александр Григорьевич, вы четыре раза в думу города избирались. Говорят, депутаты хорошо живут, а у вас машины от созыва к созыву все хуже. Как так получается?

— Точно заметили. Я до депутатства ездил на «Лэнд Крузере», у меня было нормальное благосостояние семьи, а сейчас ... Как говорится, концы с концами не до конца свожу. Если б не мои сыновья, мне бы тяжеловато было. Депутатский хлеб народный тяжеловато достается. Я не плачу и не рыдаю. Это моя карма. Тот путь, который я выбрал. Но с точки зрения доходов — не вверх, а резко вниз. Я же был руководителем управления внешнеэкономических региональных связей в администрации края, при губернаторе Наздратенко. Делал интересные международные проекты, ездил по миру. А в думе сейчас мне не платят ни копейки. Когда платили — половину средств отправлял на округ, на спортивные соревнования. Деньги, пусть и копеечные, не засовывал себе в желудок. А потом «Единая Россия» решила — давайте обескровим оппозицию, и лишили всех зарплаты. Это их программа, уркаганская какая-то, по-другому я никак не могу сказать. Это при том, что «Единая Россия» копирует, мягко скажем, все те проекты, которые я предлагал. С другой стороны, и хорошо. У меня тактика теперь такая: я даю идею, а они потом от своего имени, принимают.

— Вам не кажется, что провал на прошлых выборах произошел потому, что люди поняли: СР — партия власти, ничем не отличается от ЕР, и ее рейтинг резко упал?

— Партия СР получила достойный результат. Один мандат — это то, что нарисовали в итоге. Выборы были проданы, куплены и еще раз проданы.

— У вас не было агитации совершенно, вас не было на выборном рынке вообще, о чем вы говорите!..

— На рынке мы были, но были представлены очень слабо. Эти вопросы не ко мне.

— Вы не считаете, что фигура вашего лидера, Миронова, уже всем обрыдла? Равно, впрочем, как и Зюганова…

— Создать негативный образ, имея в руках СМИ, очень легко. Миронов единственный поставил вопрос об отставке Медведева. Миронов очень грамотный и очень умный, я с ним лично общался. Многие вопросы, касающиеся развития Владивостока, решаю с ним напрямую. К примеру, мне удалось с помощью Миронова пролоббировать перевод с угля на газ ТЭЦ-2 накануне саммита АТЭС. Миронов тогда лично обращался к Путину.

— Как вы относитесь к идее назначения, а не избрания мэра Владивостока?

— Отлично отношусь! Я категорический противник того, чтобы мэров избирали. Долго работал в исполнительной власти, и считаю, что власть эта не может быть избрана, она имеет право быть только назначенной. И подчиняться только тем, кого мы избираем. Извините, ребята! Давайте избирать достойных депутатов от народа, тогда и власть, которая будет подчиняться народу, будет вменяемая, будет зависеть от народа, а не от бизнеса.

Кто есть ху?

— Что думаете по поводу заявления губернатора о том, что он не допустит во власть криминал? Как все поняли, речь шла о депутатах так называемого блока Владимира Николаева.

— Я к этому отношусь с надеждой. Мне была непонятна ситуация, когда в советники губернатора вышли люди, связанные с руководителем, который Владивосток превратил в пустыню. Я в это время был депутатом, видел, что здесь творилось. Когда подняты были ставки аренды в 12 раз, когда всех предпринимателей — просто под гребенку, а помещения все продавались… Некоторые депутаты здесь, в думе, покупали эти помещения… Не хотелось бы возвращения в 90-е, когда на разборках решались любые проблемы, в ущерб населению…

Помню, я предлагал бывшему мэру Николаеву, просил, умолял его и его сестру: вы что делаете, у нас завтра заберут землю во Владивостоке, внесите правила землепользования и застройки! У меня на руках было 90 листов. Вместо этого они занимались пиаром, а параллельно раздавали территорию города. В декабре земля «ушла» в край, а в январе произошли известные события, и господина сначала арестовали, а потом осудили…

— Послушайте, но они и рыбу дешевую продают, и билеты в кино дарят…

— С батюшкой общаюсь, отцом Сергием. Спросил его однажды насчет одного человека, который из себя христианина строит, а на деле таковым не является. И он мне ответил: «Саша, на что тебе глаза! Сатана и в поповские одежды рядится!».

Смотрите, рыбы той уже нет. Люди жаловались. Потому что не свежая была, мягко говоря. Где ту рыбу взяли, одному богу известно, может, в госрезерве, где она три года пролежала. Мы ж не знаем…

Опять же, откуда эти машинки николаевские взялись? Да от меня!

— В смысле?

— Когда был в Голландии — увидел там мобильные автопоезда с продовольствием. Ездят по городским микрорайонам по часам, люди покупают, удобно. В свое время эту идею предложил и расписал. И вот голландские автопоезда превратились в предвыборные автолавки.

Больше того, будете смеяться, но экскурсии сначала на стройки АТЭС, а потом в океанариум, которые сейчас превратились в способ подкупа избирателей, тоже моя идея. Хотел как лучше, получилось как всегда. Есть письма официальные, где мне спасибо за идею говорят. Потом, смотрю, от «Единой России» народ повезли…

— Как думаете, а почему часть населения довольно тепло вспоминают «время Николаева»? Может, именно такой «рулевой» народу и нужен?

— Это однозначно пробел работы власти. Вот, губернатор сделал заявление. А за окном все так же висит баннер Виктории Николаевой, про спортивный Владивосток. Не говоря уже про то, что это чистой воды профанация, потому что «Спортивный Владивосток» придумал Юртаев, а внес эту программу, а потом принял Игорь Пушкарев.

Я во власти проработал достаточно большое время, и знаю, что есть масса способов, чтобы власть могла разъяснить и показать, что такое белое и что такое черное. Сказать «не допущу» — это общие слова. Очень надеюсь, что будут приняты конкретные действия. Начиная с телевизионных программ — кто есть кто? Почему-то эти рычаги не работают.

Нужен губернатор Владивостока!

— Полагаете, мы сварим кашу по имени порто-франко? Или «пригорит»?

— Мы живем пока в ситуации города Зеро, в абсурде! Вроде, хотим, чтобы здесь были ТОРы, но они никак. Хотим, чтобы развивался Владивосток, но не даем ему стать субъектом РФ. Сегодня столица Приморья по статусу — как обыкновенный Уссурийск, Лесозаводск. Хотя было объявлено: Владивосток идет в будущее. Корабль сошел со стапелей, поднял паруса и вышел в открытое море. Страны АТР ждем к нам на борт. А ветра-то в паруса нет!

Самого главного не решили — о статусе города. Я был инициатором, и гордума несколько раз обращалась в Заксобрание, чтобы Владивостоку дали статус столицы, города федерального значения. Не дали! Так и не приняли.

Городу для развития нужны полномочия. А у нас что? Землю забрали всю в край. Все позабирали! Кто в этом виноват?

Знаете, я категорический противник революций. Если на данный момент высшее руководство региона не справляется со своими задачами, и имеет проблемные участки, которые почему-то не выправляются, а усугубляются, то, я в этом уверен, все это известно высшему руководству страны. Есть такой термин — до поры, до времени. У нас есть примеры предыдущих губернаторов.

В данной ситуации президенту уже многие факты и рейтинги известны…

— Что даст статус столицы, кроме красивых слов?

— Все даст! Тогда бы землей и акваторией распоряжался город. И не надо мне тут говорить про агломерацию, в состав которой входит Надеждинский, Шкотовский районы, плюс Артем. Не может это быть агломерацией, если рулит там край. Наш город должен быть субъектом федерации! Сегодня был форум по стратегическому развитию транспорта. Выступали руководители институтов, профессора, показывали проекты. Я спросил: скажите мне необходимое и достаточное условие, чтобы это все воплотить? Мне отвечают: город — субъект РФ. Без этого ничего не будет! Никакого развития. Не получится ничего. Потому что если закон пишется в крае — они пишут его под себя. Мы сегодня даже собак бездомных не можем отловить: край деньги не выделяет.

— Почему депутаты не хотят принять закон?

— Потому что своя рубашка ближе к телу. Они же работают в крае, депутаты! Если принять закон — сразу надо другую структуру власти. Раз город Владивосток субъект федерации, значит, будет Заксобрание Владивостока. Губернатор Владивостока, по сути, как его не назови. 

— Будет два губернатора?

— Два. Города Владивостока, как субъекта РФ, и Приморского края, субъекта, к которому относятся другие территории. Масса городов, которым нужно внимание уделить. Вон, из Дальнереченска половина жителей уехала во Владивосток, в других районах ситуация не лучше. Край вымирает!

Второй момент: Владивосток дает 70% бюджета края, но живет на остаточном принципе. Что с возу упало, на то дорогу и построили. Так мы еще долго будем, как пони, по кругу ходить. Хотите развития — меняйте законодательство! Сразу снизятся тарифы. Это в нашей компетенции. Сразу уберем многие барьеры. Связанные с водой, землей, с участками для многодетных, и прочее…

А для инвестора какая привлекательность! Приезжает, к примеру, японец. Сейчас ему говорят: согласование в городе, земля в крае, и еще нужно в десять мест, минимум. Пакетами для инвесторов у нас почему-то не торгуют! Вот они и бегут от нас, как черт от ладана.

— Последний вопрос. Кого на мэра Владивостока нынче лоббируют? Есть фамилия?

— Есть фамилия. Моя! Пятый раз тебе говорю: не на мэра, на главу администрации Владивостока!..

Лада ГЛЫБИНА

Фото Натальи Лобановской 

P.S. PortoFranko продолжает серию интервью с руководителями и представителями главных политических партий в Приморье.

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!