Здесь будет город-ад? Как общественность перетягивала генеральные линии на новом генплане Владивостока

Минувшая неделя в краевом центре прошла под знаком общественных слушаний по изменениям в правила застройки и землепользования и генерального плана Владивостока. Страсти бушевали нешуточные, потому что накануне специально обученные люди «с районов» проголосовали за уничтожение практически всех скверов, которых и так осталось с десяток по всей столице Приморья.

Руки к топорам

Как и ожидалось, основным вопросом стало зонирование, то есть закрепление за отдельными частями городских территорий разрешенных видов использования земли: где можно заниматься садоводством-огородничеством, где строить индивидуальное жилье, а где — жилье массовое с объектами соцкультбыта и коммерческими объектами. И самый большой переполох среди горожан с активной гражданской позицией вызвали факты, когда при проведении общественных слушаний по районам, присутствующие вдруг целыми группами стали голосовать за …перевод «зеленых зон» в категорию, разрешающую их застройку коммерческими объектами. Включая и те островки зелени на территории краевого центра, где местные жители уже активно отстаивали свои скверы у домов от посягательств застройщиков.

В Ленинском районе, например, «группа общественников» отдала под топор скверик на Светланской, 44 — последний в центре города. Сейчас это единственная зона для отдыха горожан с детской площадкой и общественным туалетом. Здесь же находится камень-памятник первому жителю Владивостока Якову Семенову. Причем, первый раз собрание проголосовало «против», но когда люди разошлись, коммерсанты устроили повторное — «свои» переголосовали как надо.

— Лично видел, как на автобусах подвезли людей. Их наверняка заранее подготовили проголосовать за нужный результат, — прокомментировал член общественной палаты Сергей Мильвит.

Цена вопроса, точнее голоса, называлась разная — от 500 до 1000 рублей, но все проходило по схеме, отработанной на выборах и праймериз. Таким же образом проголосовали за уничтожение Игнатьевского и Бестужевского скверов, парка Гоголя, зеленого островка на Партизанском проспекте...

Охранная грамота

Чтобы сразу успокоить разволновавшуюся общественность, отметим: все закончилось хорошо. Пока. Потому, что собственно общественные слушания по генплану — лишь необходимая формальность, тогда как решения по существу вопросов принимать будут депутаты городской думы Владивостока, а утверждать их — врио губернатора Приморья.

Тем не менее, возмущенные неожиданными итогами голосования в районах горожане, осознав, что эти итоги обеспечены «группами поддержки» потенциальных застройщиков и фактических землевладельцев (либо претендентов на участки), устроили настоящую бурю гражданской активности. С тем, чтобы переголосовать за зонирование скверов и внести в обсуждаемые документы «охранные грамоты» для городских скверов, парков, а то и просто уцелевших среди «каменных джунглей» островков зелени, спасая их от будущей застройки.

— Мы все помним, как отбивали у господина Сулеева скверы Бестужева и Игнатьева. И все мы знаем, здесь сейчас в зале есть его представители, которые все равно хотят забрать эти участки под застройку, — прямо указал, откуда растут ноги у сторонников тотальной вырубки Сергей Мильвит. — Но жители города выразили на публичных слушаниях мнение, которое сильно отличается от позиции коммерсантов, желающих застроить каждый свободный клочок земли во Владивостоке.

Затея удалась — хотя итоговые слушания растянулись в пятницу на целый день, людей на них пришло столько, что опешили даже организаторы мероприятия. Дебаты проходили бурно, представители землевладельцев и застройщиков упорно гнули свою линию, но им противостояли настоящие представители неравнодушной общественности Владивостока, которые и свою линию выдерживали стойко. Но из-за чего же, собственно, конфликт?

Скверное дело

Суть происходившего на общественных слушаниях уходит корнями на пару десятилетий назад, во время, когда у администрации Владивостока сохранялось право распоряжения землей (позднее отошедшее к краевому земельному департаменту), чем пользовались чиновники «серого дома», как при Юрии Копылове, так и при Владимире Николаеве. В итоге массовой стала практика приватизации земли, включая известные городские скверы, по так называемой схеме «объекта незавершенного строительства».

Смысл данной схемы, по сути — откровенно жульнической — в том, что претендент на земельный участок сначала оформлял на него право аренды «для целей не связанных со строительством», а потом внезапно «обнаруживал» на участке «объект незавершенного строительства готовностью 2%», что позволяло оформлять землю уже в собственность, с целевым назначением «для достройки и дальнейшей эксплуатации объекта». При этом, как правило, никаких реальных объектов на таких участках не было. А ими служили два-три фундаментных железобетонных блока, специально завозимые на участок, чтобы их можно было предъявить для оформления, а позднее — увезти в неизвестном направлении.

Участки земли, оформленные таким образом, специально выдерживались длительное время, чтобы не привлекать внимания к самим участкам и их владельцам. Цель таких «пауз» проста — выждать, пока истекут сроки исковой давности для оспаривания в суде и признания недействительными сделок по приватизации этих участков. Да и, на всякий случай, сроки давности для привлечения к уголовной ответственности за мошенничество — потому, что такие сделки зачастую образовывали состав преступления по ст. 159 УК РФ, получение прав на имущество путем обмана.

Примерами таких участков могут служить и Игнатьевский сквер на Океанском проспекте, и скверик на Светланской, 44, по такой же схеме был приватизирован скверик в районе дома по ул. Бестужева, попытка застроить который предпринималась в минувшем году, но была отбита общественностью при поддержке экс-губернатора Миклушевского. Причем, фактическим владельцем этих двух участков — на Бестужева и на Светланской — были фирмы, подконтрольные Дмитрию Сулееву, бывшему депутату гордумы Владивостока, после скандала сложившему мандат и покинувшему «Единую Россию». И на проходивших общественных слушаниях юристы компаний бизнес-группы Сулеева вели себя весьма активно.

Теперь же, после общественных слушаний, где общественность города обозначила и закрепила голосованием свои позиции относительно «зеленых зон», внести изменения в документы возможно, но — проблематично. Но сама проблема городских земель, что были приватизированы с применением жульнических схем, осталась. И касается она не только зеленых насаждений, скверов и газонов, но и множества территорий по всему краевому центру. Которые остаются «минами замедленного действия», ждущими лишь своего часа, чтобы сработать, превратив очередной двор в стройплощадку.

И ситуация эта будет сохраняться до тех пор, пока администрации Владивостока и Приморского края не проведут совместно с органами кадастра и прокуратуры ревизию городских земель и не «отделят агнцев от козлищ», то есть добросовестных собственников земли — от мошенников.

Виктор БУЛАВИНЦЕВ

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!