Звезды «Куньлунь Ред Стар».

Русские китайцы

Расширение КХЛ на восток многие до сих пор воспринимают скептически. Причин создания клуба множество — от политической до маркетинговой. Но главная, пожалуй, в том, что Китаю нужная сильная хоккейная сборная перед домашней Олимпиадой-2022.

За короткое время создать с нуля боеспособный коллектив крайне трудно. Но то, что главным тренером стал Владимир Юрзинов-младший, уже говорит о многом. Не тот человек, который согласен на статус мальчика для битья. В России 51-летний специалист работал в шести клубах, включая «Сибирь», нижегородское «Торпедо» и ярославский «Локомотив», но дольше всего (три года) — в «Салавате Юлаеве», с которым взял серебро чемпионата страны.

Его знаменитый отец за сына только порадовался.

— Конечно, уровень ответственности очень серьезный. Это первый профессиональный китайский клуб в КХЛ, — комментирует младший Юрзинов. — Отец очень обрадовался, что мне предложили работу в Китае. Несмотря на весь мой прежний опыт работы, этот вызов для меня совершенно новый.

Принять вызов в качестве генерального менеджера согласился Владимир Кречин — экс-директор «Трактора» и «Крыльев Советов». Помогают Юрзинову-младшему также два российских специалиста. Первый — Алексей Тертышный, завершивший карьеру игрока в 2011-м и успевший поработать главным тренером в ВХЛ и МХЛ. Второй — Олег Горбенко, уже восемь лет живущий и тренирующий в Китае. С вратарями в «Куньлуне» занимается финн Аки Няйкки. Кроме них в штаб включен еще и тренер из Китая. Не удивительно, что состав «Куньлуня» пестрит российскими и финскими фамилиями. В начале тренерской карьеры Юрзинов-младший много лет работал в Суоми, и финский рынок знает лучше всех в России. Самый именитый игрок, подписавший контракт с командой — двукратный обладатель Кубка Гагарина Янне Яласваара. Отлично известны болельщикам КХЛ Ансси Салмела и Туукка Мянтюля. Вратарь Андрей Макаров успел поиграть за океаном. Погоду на площадке определяют россияне Дмитрий Костромитин, Александр Микулович, Виталий Зотов, Игорь Величкин, Олег Яшин, словаки Мартин Бакош и Томаш Марсинко, француз Дамьен Флери. Великую китайскую стену в обороне укрепляют канадец Бретт Белльмор и американец Шон Коллинз.

— Сроки формирования команды были очень сжатые, рынок практически пустой, очень сложно было не сделать ошибку. Селекционным вопросом занимались 24 часа в сутки. У нас бюджет средней команды КХЛ. Искали игроков, оптимальных по соотношению цена-качество, — подчеркивает Владимир Кречин. — Китайцы очень мудрые люди, они прекрасно считают и понимают всё. 51% акций клуба у китайской организации, которая его создала. Российских денег в клубе нет. В Китае «Куньлунь» рассматривается как инвестиционный проект. Это значит, что если спонсоры будут вкладывать в наш проект, то они будут ждать возвращения этих денег. Мы понимаем, чтобы быть конкурентоспособными в лиге — надо пока больше давать времени игрокам, имеющим опыт в КХЛ. Они в первую очередь должны быть примером для китайских игроков, эту задачу с нас никто не снимает. А китайских ребят вводить в игру постепенно, чтобы они понимали скорости и требования. Мы не хотим просто закрывать позиции, необходимо развитие.

Первые аншлаги

Можно говорить про «искусственность» проекта. Но у профессионального спорта свои законы. Обратите внимание на такой «ледовый» город, как Сочи. Или на то, сколько владивостокских хоккеистов играет в «Адмирале». К слову, именно с приморцами «Куньлунь» провел исторический, первый домашний матч в КХЛ. И выиграл 6:3.

Вместимость пекинского «Ле Спортс Центр» около — около 14 тысяч зрителей. Но проблема в том, что арена — баскетбольная. И накануне было немало сомнений: успеют ли китайцы подготовить стадион к первому матчу в КХЛ. В целом, успели, но в продажу поступило только 8 тысяч билетов. И все были раскуплены. Тренер «Куньлуня» Олег Горбенко, долгое время проработавший в КНР, признается, что изначально ожидал: матч КХЛ будет организован на высшем уровне.

— А вообще, я очень удивлен количеству зрителей. Ожидал, что будет гораздо меньше, учитывая, что это был дебют клуба КХЛ. Раньше на этом стадионе никогда и не было никакого хоккея, — комментирует Олег Горбенко. — Если же говорить о местных болельщиках, то важно, что мы победили в первой встрече. Почему-то у меня есть ощущение, что наши ребята месяца через три тут будут очень популярными.

Среди тех, кто уже популярен: Зак Юйэнь, Ся Тяньсян, Руди Ин и Ван Гуаньхуа. Какой может быть китайский клуб без китайцев? Пусть каждый из них имеет пока три-четыре минуты игрового времени, каждый выход на лед местная публика встречает с неподдельным восторгом.

Умеющих более-менее играть в хоккей китайцев разыскивали по всему миру. Например, 23-летний Юйэнь родился в Канаде и всю карьеру провел в Северной Америке. Правда, не на самом высоком уровне. Последний сезон он провёл в ECHL, выступая за «Айдахо» и «Атланту»:

— С радостью согласился выступать за китайский клуб в КХЛ. Шанс поиграть в этой лиге для меня очень важен, я стараюсь упорно работать, чтобы пробиться в состав команды. КХЛ — одна из лучших лиг в мире, тут всё по первому классу. Для меня это совершенно новый опыт. Китай — новичок в хоккее, и это большой рынок. Китайцы потихоньку учатся играть в хоккей. Родители были невероятно счастливы, что я буду играть за китайский клуб. Думаю, болельщики нас полюбят.

Судя по реакции эмоциональных китайских болельщиц, уже полюбили. Самый молодой в команде Ин Руди, которому в августе исполнилось 18 лет, становится кумиром юного поколения. Его появление на площадке встречают плакатами. Парень не без поддержки отца с детства увлекся хоккеем, в итоге уехал в США и с 14 лет играл в североамериканских молодежных командах. Последняя из них — «Торонто Пэтриотс» из Юниорской лиги Онтарио. Руди стал первым китайским хоккеистом, с которым «Куньлунь» подписал профессиональный контракт.

— Я стал первым китайским игроком в КХЛ. Это потрясающе, потому что это действительно исторический момент. Это важно и для меня лично, и для моей страны. В Китае реакция на появление клуба КХЛ была восторженной. Это поможет росту хоккея в стране, здесь нет сомнений. Я впечатлён работой тренерского штаба, рабочей этикой хоккеистов и общим уровнем, на котором работают специалисты и игроки. Конечно, с такими нагрузками временами было справиться непросто, я очень уставал на сборах. Но все понимают, что это для хорошего выступления в сезоне. На данный момент, я нападающий четвёртого звена и должен выполнять свою работу. Скажу больше: я рад, что начинаю именно с четвёртой пятёрки, потому что мне только-только исполнилось 18 лет, а я уже в команде КХЛ. Буду стараться показать самый лучший хоккей, на который я способен.

Многие считают, что юный Руди сделает для китайского хоккея то же самое, что легендарный Яо Мин — для китайского баскетбола. Они встречались и говорили об этом.

— В девять лет я уехал в Северную Америку и там играл в хоккей, но делал это больше для себя. А уже после разговора с Яо Мином я понял, что нужно расти, нужно стремиться выйти на профессиональный уровень, нужно представлять свою страну в хоккее. До него баскетбол у нас был не так уж популярен, о нём знали немногие. А после Яо Мина об этой игре узнали все, китайские баскетболисты появились в НБА, и все баскетбольные дела стали стремительно развиваться. Яо Мин очень много сделал для спорта в нашей стране, и я хотел бы сделать что-то подобное. О старании, упорстве и работоспособности китайских спортсменов в мире говорят с восхищением, и Ин Руди — не исключение.
— За последние годы хоккей в Китае изменился очень сильно, и это просто потрясающе. Сейчас в стране несколько десятков тысяч молодых хоккеистов, в хоккей играют в школах, есть несколько лиг. Но если не брать в расчёт «Куньлунь», то главная проблема в том, что сейчас в Китае нет профессиональной лиги. И именно по этой причине многие игроки бросают занятия хоккеем. Я лично знаком с игроками, которые на детском уровне были очень хороши, но не увидели будущего. Я надеюсь, что теперь всё это будет продолжать развиваться и на студенческом, и на профессиональном уровне, поскольку впереди у нас зимняя Олимпиада-2022.

Дракон на льду

Тренер «Куньлуня» Олег Горбенко считает очень своевременным приход КХЛ в Китай.

— Да, уровень китайских игроков пока невысокий. Если собрать в одну команду всех самых сильных игроков из «Харбина», «Цицикара» плюс ребят из моей молодежной команды, с которыми я работал уже восемь лет, то получится середнячок для ВХЛ. Но с приходом КХЛ, если собрать в «Кунлунь» перспективных ребят, и они будут тренироваться с игроками, выступающими в нашей лиге, почувствуют уровень, скорости, то через год-два они прибавят. Проблемы там не в катании и не в физике, а в самом понимании игры. Они уже добавили не на сто, на триста шестьдесят процентов. Они очень трудолюбивые, часто остаются на льду для самостоятельной работы. И они получают игровое время. Нам надо давать им играть, ведь ради этого и задумывался клуб, — делится мнением Олег Горбенко. — Я приехал в Китай в 2008 году. В Пекине хоккея почти не было, о нем там никто не слышал. Но буквально за восемь лет он стал элитным видом спорта. У них сейчас гольф и хоккей — два вида спорта, куда обеспеченные родители приводят детей заниматься. Родители из бедных семей не могут себе этого позволить. В Пекине аренда льда очень дорогая — в десятки раз выше, чем в России. Богатые люди стали приводить детей на хоккей, потому что это стало престижно. Многое изменилось после объявления об Олимпиаде в 2022 году. За последний год построено огромное количество катков. Начинают создаваться клубы, хотят открывать хоккейные школы. Сейчас увлечение хоккеем в Китае повальное. КХЛ в Китае — очень своевременное решение. Хорошо, что русские первыми сюда зашли. До объявления о проведении Олимпиады я восемь лет работал и никого не видел. А в последнее время смотрю: финны, чехи, канадцы — полезли все.

Прославленный в прошлом защитник, сенатор от Приморья, а ныне еще и член совета директоров КХЛ Вячеслав Фетисов тоже подчеркивает, что в ближайшее время Китай станет конкурентоспособной по хоккейным меркам страной.

— Достижение для мирового хоккея — очень большое. Если мы получим Китай как еще одну страну, которая будет развивать эту игру, то расширим географию, что немаловажно. Ну и привлекательность игры — все ж таки аудитория огромная. И мне кажется, что китайцам эта игра понравится. У них, по сути дела, все эти единоборства, контакты существуют в самой их природе. А хоккей — как раз возможность показать все это на льду. Кататься они умеют, возьмите шорт-трек и фигурное катание. Если детскую программу запустить — лет через 5-8 они всему научатся. Я знаю, насколько серьезно они ко всему относятся. Если берутся за дело, то доводят его до конца.

Вице-президент Федерации хоккея России (ФХР) и заместитель председателя правления КХЛ Роман Ротенберг отмечает важность развития «восточного вектора».

— Для ФХР очень важно развитие хоккея на Дальнем Востоке. Вообще, развитие хоккея в регионах — одно из приоритетных направлений этого вида спорта в стране.

Наверное, если бы не было клубов «Адмирал» и «Амур», то не смог бы к нам войти «Куньлунь». Китайский рынок — очень интересный для мирового хоккея в целом. Только по официальным данным там живет миллиард жителей. Поэтому для развития хоккея это очень важный шаг. Для всех важно, что хоккей в Китае развивается вместе с нашей страной. Думаю, уже в ближайшее время китайские коллеги смогут нас удивить, и рекорд посещаемости будет установлен в Пекине или Шанхае.

 

Дракон попробовал лед. Как высказался юный Ин Руди: «Китайский хоккей нуждается в огне революции, и я сделаю всё от меня зависящее, чтобы зажечь искру». В нынешнем сезоне как раз и началась эта революция. А если в этой стране на что-то настраиваются, то вкладывают огромные средства и знания, чтобы достичь цели. Это становится государственной задачей и успешно решается. Китайские баскетболисты уже выросли до НБА, китайские футбольные клубы уже перекупают «газпромовского» Халка, и кто знает, какие звезды скоро заиграют в свитерах с эмблемой «Куньлунь Ред Стар»?

Андрей ТКАЧЕНКО

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!