Новости и комментарии свободного порта Владивосток
+12
°
C
Макс.:+8
Мин.:+6
Вт
Чт
Пт
Сб

«Кто вы, господин Арсеньев?»: путешественник или разведчик — споры не утихают

17.09.2022

Накануне 150 –летнего юбилея Владимира Клавдиевича Арсеньева хочется пристальнее всмотреться в страницы его биографии. Да, конечно, Арсеньев был выдающимся этнографом, известным писателем, исследователем жизни малых народов Приморья. Все это так, но не нужно забывать, что прежде всего он был офицером русской армии, военным разведчиком. Об этой странице его жизни не так уж много известно.  А ведь это интереснейшая глава.

«Сердце замирало в груди»

Владимир Арсеньев окончил Петербургское пехотное юнкерское училище и в звании подпоручика был направлен служить в город Ломжа Царства Польского. Польша была тогда частью Российской Империи.

Казалось бы, ничто не предвещало будущей удивительной жизни на окраине государства российского. Если бы не детская мечта о путешествиях и приключениях.

Подпоручик Арсеньев начал писать один рапорт за другим, с просьбой отправить его во Владивосток. Несмотря на то, что его юная жена Анна Кадашевич не была в восторге от таких перспектив. Куда как приятнее было бы через пару-тройку лет перевестись из Ломжи в родной для обоих супругов Санкт- Петербург, чем ехать в медвежий угол, на край земли.  Тем более, молодая семья ждала своего первенца.

Но желание Арсеньева попасть  в неизведанные земли было неизбывным. В конце концов, начальство пошло навстречу упрямому подпоручику. В 1900 году Арсеньева  произвели в поручики и он получил назначение в 1-й Владивостокский крепостной пехотный полк.

Молодая жена только что родила Арсеньеву сына, ехать с младенцем было невозможно. Поэтому к месту назначения Владимир отправился один.

Позже он напишет об этом событии:  «Когда мечта моя сбылась и я выехал на Дальний Восток, сердце моё от радости замирало в груди».

На Дальний Восток Арсеньев приехал в тревожное время – в1900 году. В Китае полыхало «боксёрское восстание».  Россия, наряду с рядом других западных государств, взялась в историю подавления бунта в Китае. В итоге между  правительственными войсками России и Китая  имели место широкомасштабные боевые действия. Благовещенск обстреливали, существовала реальная опасность китайского вторжения. Многие западные историки считают события 1900 года полноценной войной России и Китая.

Владимир Арсеньев был задержан в Благовещенске и временно мобилизован для участия в военных действиях. Это было необходимо — каждый офицер в тот момент был на вес золота.

Есть мнение, что именно в этот момент – во время  участия в подавлении восстания боксеров», на поручика Владимира Арсеньева обратили внимание разведслужбы российской империи.

С 8 по 25 июля 1900 года Арсеньев находился в составе оборонительного отряда под командованием генерал-лейтенанта Константина Грибского.  За эти дни он не только пережил  бомбардировку города, но  20 июля 1900 года участвовал в деле – «выбивал» китайцев с позиций и из города Сахалян.  Именно за то ,  первое боевое крещение он он через два года получит свою первую военную награду – серебряную медаль «За поход в Китай в 1900–1901 гг.».

Во Владивосток поручик Арсеньев прибыл 5 августа 1900 года.

На край света Арсеньев ехал изучать новые земли. И, будучи прикомандирован к владивостокской крепости, начинает с окрестностей нового для себя города.

Он обследует остров Русский, район реки Суйфун (Раздольная) и Посьетский участок вплоть до озера Ханка. Причем делает это зачастую на личные деньги, в одиночку.

«Вначале все поездки предпринимались по доброй воле, на личные средства, самостоятельно, на свой страх и риск, часто в одиночку, с одним или двумя стрелками из числа желающих побродить по тайге, в горах на воле», — писали об Арсеньеве в 1912 году «Записки Приамурского отдела Императорского Русского географического общества» (Хабаровск).

Такое служебное рвение было замечено начальством, и Приамурский генерал-губернатор Николай Гродеков приказал отпускное время, потраченное Владимиром Арсеньевым на походы, посчитать служебной командировкой. В 1901 году он вступает в члены Владивостокского общества любителей охоты, в 1902 году Арсеньева назначают исполняющим должность заведующего охотничьей командой, в начале 1903-го он становится начальником Владивостокской крепостной конноохотничьей команды. Это позволяет любознательному офицеру совершать уже не «экскурсии» (хотя по сложности и продолжительности они были настоящими походами), а вполне полноценные экспедиции – правда, краткосрочные. За 1900–1905 годы он успел «излазить» практически весь юг Приморья.

«На войне как на войне»

В январе 1904 года грянула война. Хотя главные события разворачивались на Квантуне и в Южной Маньчжурии, все хорошо понимали важность подготовки к обороне Южно-Уссурийского края, ставшего в одночасье прифронтовым.

Задачи разведки и охраны сухопутных подступов к крепости и побережья были возложены на конно-охотничьи команды сибирских стрелковых полков, которые после обстрела Владивостока и крепости кораблями адмирала Камимуры были сведены в летучий отряд во главе с подпоручиком В. Арсеньевым. Молодому офицеру предоставили права командира батальона. Об этом времени в его послужном списке напоминала такая запись: «С 22 февраля 1904 года (перевод крепости на осадное положение. – Прим. автора) по 26 сентября 1905 года находился в осажденной крепости». Что совершенно не означало его службу непосредственно во Владивостоке. Напротив, в стенах крепости Арсеньева практически не видели, он вел постоянную и непрерывную рекогносцировку местности в районе станции Надеждинская, от села Раздольного до Суйфуна — с запада и до Майхэ — с востока.

О значимости и результатах такой разведки лучше всего говорит его вторая боевая награда. Наместником его императорского величества на Дальнем Востоке генерал-адмиралом Е. Алексеевым «за отличия, оказанные в делах против японцев», подпоручик Владимир Арсеньев 18 августа 1904 года был награжден орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». Всего же за период русско-японской войны 1904-1905 гг. он был награжден еще двумя орденами: Святого Станислава и Святой Анны III степени.

23 июля 1904 г. совместно с инженер-капитаном Ф. Постниковым Арсеньев осуществил первый опыт по налаживанию взаимодействия наземной и … воздушной разведок. В то утро воздушный шар «Чайка» объемом в 400 куб. м был поднят в небо с транспорта «Колыма», стоявшего в бухте Золотой Рог близ мыса Эгершельда. Для начальника морского воздухоплавательного парка Ф. Постникова это был рядовой полет по заранее спланированному маршруту: Владивосток – оз. Ханка. Обычный подъем, набор высоты, спуск при вхождении в холодный слой атмосферы, сброс части балласта и новый набор высоты. За 25 минут полета шар достиг устья Суйфуна в районе лагуны Тихой, где видны уже были фабричные постройки, а далее лагерь небольшой кавалерийской части.

«Догадавшись, что это, вероятно, конно-охотничья команда 30-го полка, — вспоминал Ф. Постников, — я решил испытать способ посылки депеш … со свободного шара. Наскоро написав записку и адресовав ее на имя начальника конно-охотничьей команды штабс-капитана Арсеньева, я вложил ее в мешок с необходимым количеством балласта, протрубил в рожок, чтобы обратить внимание, и бросил вниз».

Этот опыт завершился неудачей, так как послание упало в высокую береговую траву. Но, как известно, отрицательный результат – тоже результат. Он давал бесценный практический опыт по взаимодействию различных родов войск крепости.

 

После окончания войны В. К. Арсеньев был переведен в штаб Приамурского военного округа в Хабаровск. С потерей Квантуна и части Сахалина, утратой позиций в Маньчжурии остро встал вопрос об интенсивном изучении и хозяйственном освоении дальневосточных рубежей Российской империи, а также о надежной их защите.

Этим задачам были подчинены исследования научного, практического и военного характера, проведенные Арсеньевым в ходе экспедиций 1906-1910 гг. Они были снаряжены по приказанию Приамурского генерал-губернатора, командующего войсками округа П. Унтербергера.

Если научные и хозяйственные цели экспедиций 1911-1916 гг. оставались прежними, то военные задачи, поставленные перед капитаном Арсеньевым генерал-губернатором Н. Л. Гондатти, носили уже совершенно другой характер: он должен был  активно бороться с контрабандистами, браконьерами и хунхузами.

Все это отодвинуло в сторону научные исследования. В январе 1917 года последовало новое назначение – штаб-офицером для поручений при штабе Приамурского военного округа. В марте 1917 года Владимира Клавдиевича перевели в 13-й Сибирский стрелковый запасный полк, а в мае  он был мобилизован на фронт первой мировой войны.

Благодаря усилиям Академии наук и Русского географического общества на фронт дальневосточного исследователя не отправили, а прикомандировали к штабу Приамурского округа. Но с началом гражданской войны военную службу Арсеньева можно считать оконченной. Он был назначен комиссаром по инородческим делам в Приамурском крае, на сугубо гражданскую должность. Со службы Владимир Клавдиевич уволился в чине подполковника.

За 30 лет работы на Дальнем Востоке России Арсеньев лично возглавил около десятка только крупных экспедиций, не считая кратких походов во главе воинских команд и участия в борьбе с хунхузами – китайскими бандитами. Он и умер практически «в строю» – вернувшись во Владивосток из последней поездки 1930 года в низовья Амура, где подхватил воспаление лёгких. Было Владимиру Арсеньеву тогда всего 58 лет.

Валерия МУХИНА

Материал подготовлен  в рамках проекта «Год Арсеньева в Приморье»