Новости и комментарии свободного порта Владивосток
+12
°
C
Макс.:+8
Мин.:+6
Вт
Чт
Пт
Сб

«Тайны всем известного здания»: жители Владивостока тысячу раз проезжали мимо

09.07.2022

Исследователи жизни Владимира Клавдиевича Арсеньева в один голос говорят, что он был довольно закрытый и очень занятой человек. Наверное, поэтому друзей у него было немного. Но одним из тех, к кому Арсеньев мог обратиться за помощью, в том числе — финансовой, был Николай Соловьев. Именно в его доме Владимир Клавдиевич  любил бывать. Не говоря уже про то, что именно в этом доме он обрел свое счастье.

С действительным статским советником  Николаем Матвеевичем Соловьевым Арсеньев был  хорошо знаком . Соловьев был заметной фигурой во Владивостоке – не только главным контролером по строительству Владивостокской крепости, но и в то время председателем Общества изучения Амурского края (ОИАК).

Прибыл межевой инженер  Соловьев во Владивосток  в  1895 г.,  погрузив семью на тарантас – жену вместе с тремя дочками. Решение поехать на край света было правильным – за короткое время Соловьев становится одним из самых известных и уважаемых жителей Владивостока.

Жена у Николая  Матвеевича была француженка, поэтому в доме говорили преимущественно по- французски. Впрочем, все  три дочери Соловьева замечательно знали не только французский , но и английский языки.

Арсеньев часто бывал в гостеприимном доме Соловьевых, на Пушкинской, 37а,  и проводил много вечеров за беседами с Николаем Матвеевичем. Считается, что именно Соловьев был лучшим другом Арсеньева, который высоко ценил его  не только за обширные знания, но и за прекрасные личные качества.

По многочисленным воспоминаниям современников, Соловьев был чрезвычайно доброжелательный, но в то же время очень принципиальный и требовательный человек. В том, что Владивостокская крепость стала вершиной военного фортификационного искусства того времени, безусловно, есть его  заслуга.

Дом  на Пушкинской 37 а  и сегодня прекрасно сохранился, его так и называют – Дом Соловьева. Жаль только, что в этом доме, кроме мемориальной доски, нет хотя бы маленькой комнатки- музея. А ведь оно того стоило бы. Потому что это здание имеет прямое отношение к судьбе Арсеньева: именно здесь Владимир Клавдиевич встретил дочь Соловьева, Маргариту.

Сначала он знал ее маленькой девочкой, — Арсеньев был старше Маргариты Николаевны на 20 лет. Но потом девушка выросла, стала не только редкой красавицей, но и умницей. Мало того, что Маргарита знала несколько языков, она еще закончила Бестужевские женские курсы в Санкт-Петербурге, где выучилась на юриста. Это было неслыханно для женщин по тем временам.

Вполне естественно, что Арсеньев обратил на Маргариту внимание. Девушка тоже увлеклась известным писателем и очень интересным человеком, за  которого впоследствии вышла замуж.

К слову, в доме тестя Арсеньев первое время после свадьбы жил вместе с молодой женой.

К слову, тесть, Владимир Соловьев, немало сделал для продвижения литературных трудов своего знаменитого зятя.  Именно Николай Матвеевич помог издать  книгу «Путешествие по Уссурийскому краю (Дерсу Узала)», хотя для этого ему пришлось  продать свою небольшую недвижимость.

В свою очередь, Маргарита Николаевна стала помощницей Владимира Клавдиевича в литературных и финансовых делах. Именно она  занималась договорами с издательствами, в том числе и с иностранными. Именно ее стараниями работы Арсеньева были изданы в Германии (в переводе на немецкий язык), планировались к выходу в США. Но все оборвала ранняя и внезапная смерть Владимира Клавдиевича, и трагическая судьба самой Маргариты Николаевны.

После революции Соловьев, равно как и Арсеньев, остались  в России. В суровые годы гражданской войны Николай Матвеевич Соловьев совершил настоящий гражданский подвиг.

Когда Владивосток был под властью интервентов, над уникальной коллекцией музея Общества изучения Амурского края  нависла угроза  уничтожения. Использовав все свои связи, Соловьев  сдал в аренду содержимое музея французской миссии и тем самым спас для потомков ценнейшие экспонаты

В 1927 г. Николай  Матвеевич уехал в Никольск-Уссурийский, где работал в управлении Дальриса.

В 1932 г., прямо за письменным столом, Соловьев скончался. К счастью, он не дожил до ареста и гибели своей дочери в 1938 году.

Вот такая история  дома Соловьева, о которой мало кто знает. Если вы захотите разыскать этот дом во Владивостоке, сделать это довольно просто – это рядом со всем известной китайской гимназией.

Можем поспорить, что  большинство жителей Владивостока тысячу раз проезжали мимо дома Соловьева, даже не подозревая, какую прекрасную историю таят в себе стены этого красивого здания.

Валерия МУХИНА

Материал подготовлен в рамках проекта «Год Арсеньева в Приморье»