Новости и комментарии свободного порта Владивосток
+12
°
C
Макс.:+8
Мин.:+6
Вт
Чт
Пт
Сб

«Такого нет нигде в России»: знаменитый байкер, человек с плаката и другие сюрпризы Русского

26.08.2021

Если бы я не видела это своими глазам, я бы никогда не поверила, что это вообще может быть в Приморье. Да что там в Приморье, – бери круче, – во всей России! Роскошная школа в полусотне метров  от моря, где директор  – крутой байкер, бывший офицер-подводник,  кумир учеников. В  школе не только  флотский порядок, (слова грубого от школьников не услышишь!),  но и полный комплект учителей-предметников, плюс китайский с английским. А зимой там  с первого по 11 класс все на лыжах бегают, иногда во главе с приморским губернатором.

– И что, хотите сказать, это обычная муниципальная школа?  Да не может такого быть! — покачала я головой, когда мне обо всем этом рассказали в  краевом министерстве образования.

– Поезжайте на Русский, сами все увидите! Там  как раз приемка к новому учебному году, родители придут, с директором познакомитесь.

Разве можно было  отказался возможности посмотреть на директора-байкера?

Остров Русский в последнее время – приморская  «терра инкогнито» – земля неведомая. В том смысле, что никогда не знаешь, что ждет тебя за поворотом: или новый асфальт, или объект федерального значения, или, внезапно, красивый берег моря с современным  зданием на берегу. Еще поле футбольное отличное! Поиграл в футбол — сбегал , искупался.  Эх, как тут не позавидовать ученикам!

– К  нам родители опасаются заезжать, думают, дорогой ошиблись, и здесь какое-то пафосное  частное предприятие, — директор Эдуард Хаcанов, как и ожидалось, оказался совершенно не похож на чиновника от образования. –  Мы – обычная муниципальная школа.  Думаю, хорошая. Потому что сарафанное радио зря не скажет, учеников все больше, год от года.  Уже со всего города  родители возят!  Когда я пришел директором, четыре года назад, здесь  было 85 учащихся,  сейчас – 185.

Интересно, думал ли когда-то офицер военно-морского флота Эдуард Хасанов, что  судьба приведет его с подводной лодки на капитанский мостик общеобразовательного учреждения?  И в его подчинении, а лучше сказать, на его попечении окажутся почти две сотни ребят, за которые он будет нести ответственность гораздо большую, чем капитан на военном корабле. Потому что в море – матросы, взрослые люди, а здесь – дети. И думать нужно будет сразу обо всем: и о безопасности, и о том, как вкусно накормить, но главное,  вечная проблема всех  руководителей,  – где взять дополнительные средства, чтобы хорошее превратить в отличное?

Хасанов пошел путем нестандартным, но, как выяснилось, успешным. Неожиданно в десятку  сыграл спорт, который для Эдуарда Хаюмовича не фигура речи, а образ жизни.

– Когда стал директором, обратил внимание, что рядом со школой снег на склоне до поздней весны лежит.  Вышли с предложением  к губернатору организовать  здесь лыжню.  И ведь сделали, да еще какую! С освещением, с бесплатным прокатом лыж! К нам теперь  весь город в зимний сезон съезжается. Катаются все:  ученики с первого по 11 класс, родители, учителя, часто губернатор приезжает, депутаты, разные краевые чиновники. Удобно, знаете, в таком спортивном коллективе вопросы решать! – смеется Хасанов.  –  Вот как раз сейчас Щербакова жду. Обещал подъехать к двенадцати.   Со школьным автобусом  обещал помочь, — нам надо большего размера, чем сейчас.  Мы ведь детей со всего Русского собираем, а наш автобус маловат.

– Щербаков – это тот самый, который на баннерах вдоль дорог везде висит? — уточняю на всякий случай, услышав знакомую фамилию.

– Ну да, депутат!  Мы  почти десять лет  друга знаем, часто в школе у нас бывает,  на лыжах зимой бегает. Да и помогал не раз. А вот и он, кстати, минута в минуту!

Через школьный двор широкими шагами к нам направлялся человек с плаката. Могу заверить, что Александр Щербаков живьем совершенно такой же, как на своих изображениях вдоль дорог.  Никакого модного политического фотошопа. Надо сказать, что в последний раз  я наблюдала Щербакова зимой, из окна своего дома, который бок о бок с ковидным  центром стоит. Он тогда на своей спине ящики с рыбой врачам таскал, – «гуманитарку» по партийной линии.  Мог бы, наверное, молодым  ребятам-волонтерам столь  ответственное дело поручить, но нет. Признаюсь, никогда раньше депутатов за таким интересным занятием не видела.

Пока  Хасанов и Щербаков обсуждали автобусы,  к школе подошли три симпатичные женщины, как выяснилось, члены родительского комитета школы.  Пользуясь случаем, немедленно спросила вполголоса  – а деньги в школе  берут? Ну, знаете, как это часто бывает:  или  окна поставить, или двери обновить,  или  доску новую купить…

– Ни рубля не берут. Никогда и ни на что, — твердо сказала одна из них, Ольга Попова. – Директор здесь, конечно, уникальный. С него все мальчишки пример берут! Нам очень со школой повезло.   Все сильные учителя – предметники, никто никого не замещает. Здесь нет такого, чтобы ребенок ЕГЭ или ОГЭ не сдал.

Разумеется, увидев  Александра Щербакова,  мамы начали ему  немедленно вопросы задавать.  Потому что многое в нашем образовании вызывает вопросы, и кому как не представителю власти держать за это ответ.

– Вы за ЕГЭ или нет? – спросили женщины. – Отменять надо!

– Надо! – согласился  Щербаков. – Я за обычные экзамены, как в советские времена. Мы же должны не просто натаскать человека на правильный ответ, но научить его мыслить, рассуждать. В ситуации с ЕГЭ такого нет. А  что еще вы бы в сегодняшней школе поменяли? — неожиданно  спросил  Щербаков.

– Дети плохо знают историю, литературу, — посетовали родители. – Вот в этом году дали список литературу на лето, прочитать.  Какие-то современные писатели,  о которых и не слышала никогда. Верните классику в школу, все то хорошее, что было в советском образовании!

– С этого года мы новый предмет водим – история Приморья. Одобряете? – поинтересовался у родителей Щербаков.

– Полностью  одобряем! Историю своего края обязательно надо изучать. Еще одна важная проблема – компьютеризация. Плохо, что уроки информатики только с седьмого класса. Мы сейчас в таком мире живем, где компьютеры надо гораздо раньше изучать. И, наверное, те же самые учебник  можно было бы не носить в школу, а в планшеты их загружать. Портфели у детей сильно тяжелые.

– Я бы с большим удовольствием раздвинул рамки учебного плана, добавил бы часы преподавателям, но на это сегодня не хватает средств, – включился в разговор директор Эдуард Хасанов. – В рамках краевой программы информатизации нам на будущий год выделяют 26  ноутбуков. И я понимаю родителей, которые хотят дополнительные часы информатики и математики, — они правы совершенно. Но  под это нужны средства! И речь не только о том, чтобы корректировать краевой закон об образовании. Прежде всего, проблему нужно решать на федеральном уровне. Вы знаете, что еще в 2011 году субвенция на одного ученика в школах Москвы была 123 тысячи в год?  А у нас во Владивостоке – 21 тысяча! Вот сравните возможности!

– Очень нужные и правильные вещи говорит Эдуард Хаюмович, – поддержал Щербаков. – Я считаю, в школе вообще многое  зависит от директора.  Там, где директор реально управляет образовательным процессом, нет текучки кадров, и, как правило, финансовые проблемы решаются. Главное – обосновать, представить расчеты, и под это просить, а иногда и требовать финансы. Эта рабочая схема как для краевого, так и для федерального уровня. Будем двигаться в этом направлении. А что касается замены учебников планшетами, – вот с этим я согласиться не могу. В школу носить – ладно. Но дома ученик должен открывать книгу!  Знаете, я полжизни учился, – сначала одно высшее образование в ДВВИМУ, потом второе – в  Дальневосточном университете. Считаю, это очень важно – учиться с книгой в руке.

– Давайте, раз уж речь о книгах зашла, я вам нашу библиотеку покажу, – предложил Хасанов, решительно повел нас  на третий этаж. –  Где еще есть в России школьная библиотека с видом на море?

Есть какое –то особое очарования в зачитанных  книгах на полках школьных библиотек. Немедленно  хочется взять потрепанный томик в руки, полистать, вспомнить, как трепетно выбирал книжки в библиотеке своей школы,  а чтобы получить томик фантастики, — надо было записываться у библиотекаря в очередь.

– Надо же, какое редкое издание! – Щербаков  где-то быстро нашел  большущую  военную энциклопедию и внимательно ее листал.

– Можете назвать три последние книги, которые недавно прочитали? – как было не задать коварный вопрос в библиотеке человеку с плаката.

– Я бы сказал, не прочитал, а перечитал,– улыбнулся Александр Владимирович. – «Гранатовый браслет» Куприна, «Капитанскую дочку»,  – Пушкина, и «Алые паруса» Грина. Очень люблю перечитывать классику.

Надо же. Какие интересные детали про депутата  иногда открываются  в школьной библиотеке с видом на море.

–  Александр Владимирович, мнение родителей мы слышали, а теперь вы ответьте: на ваш взгляд, что нужно глобально менять в российском образовании, применительно к территории Приморского края ?

– Думаю, начать надо с очень простых вещей. Повышать зарплату учителям и давать им жилье. Тогда вернется престиж профессии. Тогда кадры в школы будут идти, а не бежать оттуда. Низкий поклон тем учителям, которые сейчас, несмотря ни на что, работают в образовании. Я знаю, какая у этих людей дикая нагрузка, – потому что кадров не хватает. И все опять, по кругу, упирается в небольшие зарплаты и отсутствие жилья. Другой вопрос, что на краевом уровне эти глобальные проблемы не решить. Нужно жестко требовать от федерального центра повернуться  лицом к учителям – дальневосточникам.  Почему двойные стандарты? Почему такое разное отношение к педагогам Москвы по сравнению с педагогами Владивостока или Уссурийска? Речь не о том, что  учитель в Москве не достоин заработной платы в 100 тысяч рублей. Конечно, достоин! Я считаю, педагоги, врачи и военные , – это самые важные профессии  в государстве.  Речь о том, что педагог, работающий в школе Владивостока или Уссурийска, несомненно,  должен зарабатывать больше, чем его коллега в Москве. По той простой причине, что он живет и работает на Дальнем Востоке.

–  Александр Владимирович, судя по недавно перечитанной вами книге «Алые паруса», вы, я гляжу,  романтик? Все-таки образование штурмана и работа в море дают о себе знать…

– Нет, я прагматик,– засмеялся Щербаков. – Верю,  что всякое чудо случается только тогда, когда оно экономически обосновано. Напомню, капитан Грей, чтобы  приплыть к Ассоль под  алыми парусами, предварительно зашел в лавку и купил там две тысячи метров алого шелка.  Иначе никакого чуда бы не произошло.  Проблемы учителей Приморья можно кардинально  поменять только одним способом: нужно считать, обосновывать, убеждать. Как итог — принимать федеральные программы с краевым софинансированием. Иного пути у нас нет.

– И еще нужно привлекать на работу таких директоров, как Хасанов!

– Непременно!  — ответил Щербаков. – Мне очень нравится его идея, – создать при школе парусную секцию. Думаю, можно было бы на одном из корветов  алые паруса поставить. Может быть, тогда школьники открыли бы прекрасную книгу Грина, и прочитали ее? Как считаете, чудеса ведь иногда в этом мире и  в самом деле случаются?

С Александром Щербаковым трудно было не согласиться.

Лада ГЛЫБИНА

Фото автора