Новости и комментарии свободного порта Владивосток

«Владивостоком интересуются молодые девушки и пожилые пары». Мифы и реальность

Рубрика: АТР
10.02.2020

Туристическая отрасль Приморья — это то, чем мы в крае по праву можем гордиться. Пожалуй,  нет больше ни одного направления в экономике, успехи которого были бы всем очевидны. И хотя ситуация с коронавирусом вносит свои коррективы, будем надеяться, что это временная неприятность, которая, рано или поздно, кончится. О развитии туризма в Приморье мы говорили с Константином Шестаковым, человеком, без которого этот рывок в отрасли вряд ли состоялся бы. Именно в бытность Шестакова директором профильного департамента в крае, как говорится, пошли процессы, настолько всем зримые, что привели Константина Шестакова, в итоге, на пост заместителя председателя  правительства Приморского края.

Туристы спустились с неба

— Константин Владимирович, по итогам 2019 года Владивосток вошёл в пятерку самых популярных у туристов городов России. То, что в последние годы Приморский край «рванул» в туризме с места в карьер, очевидно каждому. Как это удалось?

— Изменения, которые произошли в последние несколько лет — в первую очередь, заслуга команды. Нескольких активных и неравнодушных групп. Сейчас туризм состоит из ряда важных блоков: авиационный туризм, круизный, гастрономический и так далее. В каждом из них существует пул очень деятельных игроков, с большими ресурсами, которые помогают Приморью стать лучше. Как говорится, «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». У нас же в каждом блоке есть свои буйные, свои вожаки. Синергия этих векторов привела к тому, что в Приморье получился очень интересный, широкоформатный эффект на весь регион и всю Россию.

— В последние годы турпоток  через авиасообщения увеличился кратно. Как удалось этого достичь?

— Во многом, благодаря  международному аэропорту Владивосток со своими учредителями.  У них  огромный авторитет, большой опыт и готовые кейсы работы на похожих территориях. У них был опыт работы с Рио-де -Жанейро, где было принято решение сделать акцент на  индивидуального туриста из Китая. Вышли на крупнейшего китайского туристическому агрегатора, и  получили поразительный результат.

Мы пошли по тому же пути.  Начиная с 2020 года, Приморье заключает контракт с этим агрегатором и делает акцент на индивидуальном молодом туристе из Китая или на небольшие группы в два-три человека. К сожалению, коронавирус внес свои коррективы в эту ситуацию. Но мы надеемся, что эпидемия не будет длиться вечно,  все наладиться, и туристические потоки вернуться.

— В небе Владивостока появилось много  новых  авиаперевозчиков, японских, корейских, китайских. Это очень радует, потому что цены на Корею уже упали, теперь бы еще дождаться снижения цены билетов на Японию. Интересно, какими «пряниками»  вы их  к нам заманили? 

— Пришлось постараться, честно говоря! Развитие туристического авиасообщения было стратегической задачей. Раньше туризм и транспортный блок были разными направлениями. Но мы столкнулись с тем, что наши наземные пункты пропуска в ближайшее время кардинально не изменятся, до 2022 году, когда начнется глобальная стройка пограничных переходов. То есть, поток туристов к нам мог «спуститься» только с неба.  В то же время, мы выяснили, что у нас незагруженный аэропорт. Но как привлечь иностранных авиаперевозчиков? Посоветовались и поняли, что есть такой формат — организация фам-туров для туристических операторов. И хотя мы никогда не приглашали авиационные компании, у нас даже партнеров в этой сфере не было, все же решили попробовать. На протяжении двух лет мы организовали, как минимум, пять фам-туров, пригласив представителей не менее 5-8 авиакомпаний из Кореи, Японии, Китая в каждый приезд. Мы показывали им те ресурсы, которыми располагает наш город. В один день это могли быть большие и маленькие гостиницы, в другой — рестораны, кафе и бары. В третий день —  объекты культуры. Наша задача заключалась в том, чтобы показать,  чем мы располагаем, а их — определить, что будет интересно потенциальному туристу.  Всего мы привезли около 30 авиационных компаний. В итоге, к нам в 2019 году  зашло 4 авиакомпании из Китая, 4 из Кореи, и 2 из Японии.  Появились лоукостеры, что существенно снизило стоимость посещения Приморского края. Сейчас билет Сеул-Владивосток в обе стороны стал стоить в районе 12 тысяч рублей.  Корея стала и к нам ближе.

Мы понимаем, что для Приморья ключевым продуктом могут быть туры выходного дня с пятницы по понедельник. Это востребовано и это то, что есть на сегодняшний день. Мы хотим, чтобы таких проектов было больше, и будем работать над этим далее.

Владивосток — «ближайшая Европа»

— Проводилась ли рекламная кампания Владивостока за рубежом? 

— Разумеется. Те авиаперевозчики, которые к нам зашли, провели массивную кампанию, рассчитанную на потенциального потребителя.

— Кто он — этот потенциальный потребитель из стран Азии?

— Наши японские и корейские партнёры провели маркетинговое исследование, сделали несколько профильных выборок и определили, что стратегическим рынком для нас являются молодые девушки и пожилые пары. Исходя из интересов этих двух групп, была проведена маркетинговая атака на потенциального потребителя.

— Любопытно, и что эта «атака» в себя включала? В целом, как позиционируется Владивосток в странах Юго-Восточной Азии? 

— Прежде всего, делали акцент на том, что Владивосток — романтический город, «ближайшая Европа», где можно найти истинно европейскую архитектуру и привезти оттуда море селфи. Также рассказывали о наших культурных программах и событиях. О ледовом марафоне, к примеру. В Азии ничего подобного близко нет, и туристам все это очень интересно. К слову, на всех  крупных станциях метро и некоторых вокзалах Токио размещена именно такая реклама: Владивосток — «Ближайшая Европа».

Кроме того, мы с иностранными коллегами сделали цикл передач для туристов, направленных на популяризацию Владивостока. Это было тяжело, потому что видение того, как нужно показывать столицу Приморского края, у нас сильно различались. Я буквально по рукам себя бил, чтобы не вносить корректировки — мне все не нравилось! Но я взял себя в руки и принял решение — мы ничего не правим, оставляем все так, как считают нужным коллеги — японцы и корейцы, знающие своего потребителя. Положились на их профессионализм, и не прогадали.

Ещё один инструмент, который был использован в привлечении туристов в наш город — мы привезли блогеров.  В этом году к нам приезжали корейские блогеры, знаменитая японская пара Бон и Пон,  гламурные дивы из профильных журналов Японии и многие другие. Разумеется, странно было бы рассчитывать, что вся аудитория этих блогеров посетит наш город. Но каждый из них внес свою толику в нашу маркетинговую кампанию.

— Константин Владимирович, позвольте заметить, что наши туристы тоже хотят путешествовать в Японию и Корею. Будут ли цены на авиаперевозки ниже для приморцев?

— Наш международный департамент, как вы понимаете,  на ценообразование не влияет. Но логика говорит о том, что чем шире спрос и чем больше авиакомпаний на рынке, тем больше конкуренция в цене и качестве.  Поэтому я рассчитываю на подвижки в ценах.

Центр Владивостока станет иным

— Согласитесь, туриста в Приморье интересует, прежде всего, Владивосток. Однако внешний облик столицы Дальнего Востока, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Даже в центре грязь, обшарпанные, немытые стены, окна зданий… Много вопросов. Можете ли вы, теперь уже как министр правительства Приморья, повлиять на изменение лица Владивостока в умытую, скажем так,  сторону?

— Туризм в Приморье курирует Минэкономразвития, это один из профилей этого ведомства. Не так давно обсуждали, какие проекты могли бы кардинальным образом изменить ощущение от Приморья, как туристического центра. Рассматривали разные варианты: и национальные парки, и экологические тропы. Но одно из направлений было выбрано ключевым — это создание в городе Владивостоке большого туристического центра в исторической части города. Речь идет не  просто об архитектуре. Подразумевается целая логистическая цепь, нацеленная на удобство туриста, на его приятные визуальные ощущения, комфорт и безопасность.

Начиная с 2020 года, мы приступаем к разработке концепции этого центра. Молодые архитекторы уже сделали наметки плана. Пока сформировали несколько маршрутов, которые должны быть увязаны в единую территорию. Это будет некий четырехугольник. Правый нижний угол — набережная Цесаревича, верхний – Фуникулёр, левый верхний — Спортивная набережная в районе «Олимпийца», нижняя — либо «двиммовский» пляж, либо бухта Фёдорова в районе ресторана «Семь футов».

На этом маршруте мы хотели бы предусмотреть всё для туриста. Безусловно, это единый подход к озеленению, ремонту фасадов, к формированию логистики. Это широкие дороги, чтобы не было необходимости переходить на другую сторону трассы для продолжения маршрута. Чтобы туристу было комфортно. Чтобы логистика потока проходила мимо наших ключевых точек, сосредоточения наших предпринимателей. Чтобы все пути туристов шли через магазины, рестораны.

— Но на это же, наверное, нужна уйма денег?

— Существует много вещей, которые можно было бы организовать, не утруждая бюджет. Например, переход улицы Алеутская по Фокино. Администрация Приморского края уже согласовала проект, что переход будет расширен во всю ширину улицы Фокина. Сейчас там всё заставлено машинами, фактически, это парковка. Или возьмём наземный переход около «Клевер-Хауса». Как местный житель, я вижу, что люди вряд ли будут им пользоваться, даже если он когда-нибудь будет открыт. Не легче ли нарисовать там зебру? Переходы должны быть максимально широкими, освещёнными. Это то, что можно организовать достаточно быстро, не утруждая  бюджет, и мы всеми силами будем стараться это сделать.

Также ведется работа над созданием общественных пространств. В частности, именно в рамках этого подхода, на площади между Старым Арбатом и «Клевер-Хаусом» был проведён фестиваль, рождественская ярмарка, где мы поставили четырнадцать домиков, отчасти чтобы показать, как может быть использовано это пространство.

 Мифы и реальность

— В последние несколько лет русские турфирмы жалуются на то, что на нашем рынке работают множество китайских компаний, у которых собственные гостиницы, гиды, собственные магазины, собственные места питания, в которые водят китайцев. Соответственно, ни русские туристические операторы, ни наш малый бизнес с гостей из КНР ничего не имеют. Что  можете сказать по этому поводу?

— На протяжении нескольких лет я старался показать и представителям власти, и обывателям, и журналистам одну очевидную статистику. Кто тот меценат, который платит за туристов, приезжающих на территорию Приморского края? Кто платит за гостиницы? Кто платит за общепит? За розницу? За транспорт? Китайцы платят самостоятельно юридическим лицам, которые организовали на территории Приморья тот или иной бизнес. Есть ли у кого-то иллюзии, что автотранспортные компании Приморского края  работают на КНР? Это все российские юридические лица, которые платят приличные налоги.

Насчёт гостиниц. Мы совместно с коллегами проводили исследования, в чьём введении находятся гостиницы, платят ли они налоги, работают ли с миграционным подразделением УМВД?  За всё это время мы смогли обнаружить и составить соответствующие протоколы всего на пять гостиниц, которые, скажем так, работали вне поля зрения миграционной службы и налоговой. Всего же во Владивостоке гостиниц более 370.

То, что нас будут проверять на прочность всё время, пока мы будем заниматься развитием туризма на территории Приморского края или в любом другом месте — это, безусловно, факт. Так работает весь мир. Это вопрос твёрдости власти. Могу сказать, что на сегодняшний день  все участники туристического  бизнеса — абсолютно понятные юридические лица. Если они не платят налоги, давайте с них спросим за это.

— Каким образом?

— Хотите знать, какой выход мы нашли на территории Приморья? Мы это озвучивали уже многократно. Ключевых игроков, работающих в рамках соглашения с КНР, чуть более пятидесяти. Активных компаний — условно, двадцать. Каждый квартал департамент туризма Приморского края формирует статистку, которую направляет в Центральный банк и УФМС по Приморскому краю. У нас это работает через официальную базу, которая работает на всю Россию. Соответственно, у Федеральной налоговой  службы и у Центрального банка ежеквартально находится информация о динамике туристических потоков и средств. Все карты на руках. Далее всё зависит от налоговой.

Например, есть некая туристическая кампания, которая в прошлом году приняла условных три туриста, а в этом десять. А доходы упали. Есть повод предположить, что компания что-то скрывает. В этом году, когда мы выходили на межрыночную комиссию, из 50-ти с чем-то компаний было несколько, которые не показали рост. Я приглашал их прямо в этот кабинет, и они объясняли, как так получилось. В основном это компании, которые рассчитывают объем налогообложения, исходя из схемы:  доходы минус расходы. И они показывали,  например, — смотрите, мы купили себе гостиницу и делаем ремонт. Поэтому мы в прибыли потеряли. Плохо это? Хорошо, конечно. Может быть, мы потеряли в налогах, но построились новые гостиницы, новые рабочие места, и значит, эта гостиница далее будет приносить дополнительный доход и дополнительные налоги.

— Какие ещё меры будут приняты для контроля над турпотоком?

— Одна из них — создание туристической полиции на территории Владивостока, которая уже начала свою работу с начала февраля 2020 года. Полиция эта представляет собой подразделение нашей обычной полиции, но там служат исключительно офицеры, со знанием языков. Это престижно.

Главное — желание и блеск в глазах

— Если уж мы заговорили о людях, знающих языки, хочу сказать, что масса наших молодых  востоковедов жалуется, что во Владивостоке сейчас невозможно найти работу. В том числе из-за того, что китайские гиды забирают их рабочие места. Планируется ли решение этой проблемы?

— Разрешение этой проблемы находится на финишной прямой. Не так давно был одобрен  законопроект о необходимости аттестации гидов. В этом документе прописано, что только граждане Российской Федерации имеют право быть экскурсоводами. Безусловно, Приморский край старался активно участвовать в принятии этого законопроекта, так как он нас касается напрямую. Мы надеемся, что в ближайшее время этот проект  появится уже в виде итогового закона.

Что же касается востребованности, на мой взгляд, все ровно наоборот. В настоящий момент она очень высокая, и не только по Владивостоку. Наши московские и питерские коллеги неоднократно просили нас апеллировать к объединениям гидов-переводчиков, которых можно было бы на сезон переманить к себе. Однако есть одна проблема. Крупные компании говорят, что многие гиды-переводчики называют цену за свои услуги выше рыночной. По этой причине  компании предпочитают приглашать менее опытных гидов, но, тем не менее, прошедших профильное обучение. Это то направление, где невозможно не растить новое поколение. Это невозможно осуществить десятью гуру, которые были бы действительно востребованными и профессиональными с точки знания краеведения и языка. Количество гидов-переводчиков  должно расширяться и качество должно быть чем-то регламентировано. В ближайшем будущем, чтобы получить возможность работать гидом, нужно будет пройти аттестацию.

— Как будет проводиться эта аттестация?

— В форме экзамена. Мы хотим отойти от формальной аттестации. Если мы сведем всё к тому, что нужно показать диплом, то ничего не получится. Экзамен содержит в себе две ступени. Сначала тест на знание краеведческих материалов, основ безопасности и организации экскурсии. Далее — оффлайн экскурсия в помещении. Экзаменуемый должен вытянуть билет, в котором указаны два туристических объекта. Если он гид-переводчик, то один вопрос он рассказывает на русском, другой на иностранном языке. Это то, что мы организовали сейчас. Будем надеется, что в том виде, в котором законопроект будет принят, у нас останется возможность организовать экзамен так, как он существует сейчас.

Более того, мы понимаем, что аттестация должна быть подтверждена и в случае её отсутствия на гида должны налагаться санкции. Это будет небольшой, но ощутимый штраф, примерно в пять тысяч рублей.

— Как обстоит ситуация с игорной зоной?

— Великолепно. В краткосрочной перспективе у нас вводится новый объект — «Шамбала,  в течение будущего года, вероятно, в конце, — еще один объект.

— Кто является основными клиентами игровой зоны? Нет ли опасности, что мы «подсадим» жителей Артёма «на игру»?

— Основными нашими клиентами являются жители Китая и Кореи. По поводу опасности развития игорной зависимости. Когда строили игорную зону, специально выбрали удаленное место. Как видите, регулярного транспортного сообщения с игорной зоной нет. Соответственно, это препятствует тому, чтобы наши жители «подсели» на игру.

— Константин Владимирович, расскажите о ваших главных целях и задачах на ближайшее будущее?

— Я стараюсь быть максимально системным и смотреть, прежде всего, на стратегию. Рынок сам себя в нюансах подравняет. За любое изменение туристы голосуют рублем. Либо им это нравится, либо не нравится. Например, если Шкотовский район организует интересные проекты, туда поедут. А вот тем, чтобы донести информацию об этих проектах, занимаемся мы, туристско-информационный центр. Мы стараемся делать акцент на Приморском крае, при этом понимая, что основные ресурсы для иностранных гостей находятся в городе Владивостоке, Уссурийске и Находке. Однако существуют ещё несколько крепких направлений, которые в будущем должны получить свою долю турпотока. Например, Хасанский район. Там есть, что показать, есть ключевые объекты, сформирован туристический продукт, в том числе включающий территорию национальных парков. Да, это сейчас не массовый поток, и когда я начинаю говорить о массовом потоке, я отклика, например, в отношении национального парка, не нахожу. Всё это пока находится в эксклюзивном предложении. Хотя у нас уже есть договоренность, что гости из круизных лайнеров на автобусах могут поехать в «Землю леопарда», познакомиться с экспозицией, которая там есть, пройти по экологической тропе и почувствовать, что такое Хасанский район, в котором обитает одна из самых редких кошек в мире.

Мой главный план — это стратегия развития маршрутов и перераспределения потоков в крае, в первую очередь, в Уссурийск, Находку, Хасанский и Шкотовский районы. Также формирование крепкой сети фестивальных мероприятий по краю и Владивостоку, которые помогут нам создать крупные развлекательные объекты, которых в настоящее время немного. По-настоящему крупные развлекательные объекты не могут появиться быстро. Это вопрос инвестиций, проектирования, строительства. А хорошее событийное мероприятие может появиться легко.

Следующий блок — это дальневосточная кухня. Это должно стать стратегией, с концепцией, с продвижением, с формированием бренда и прочее. Этого всего на сегодняшний день практически нет. У нас сеть ресторанов, в которых проводится ряд гастрономических мероприятий. Но мы предлагаем стратегию, а это значительно шире. У нас должна быть идеология, какие продукты мы продвигаем в качестве дальневосточных. Не только краб, а, например, и мидия, и кальмар, и камбала, и папоротник, и лимонник, и кедровый орех. Блюда из этих продуктов должны быть апробированы с точки зрения  меню и пользоваться спросом. Далее необходимо провести событийные мероприятия в ресторанах. Например, в прошлом году мы поддерживали фестиваль мидий. В этом планируем поддержать большее количество гастрономических мероприятий. Для Приморья качественные инверсные мероприятия в профессиональном исполнении — это выход.

— Какой совет вы могли бы дать людям, которые занимаются развитием туризма в Приморском крае?

— Туризм — это непросто. Исключительно креативом выбиться наверх нельзя. Только усидчивостью и системностью! У нас было несколько проектов, от которых я получал огромное удовольствие, но, ввиду того, что эти проекты не были тиражированные, они просто сошли на нет. Креативных проектов, требующих небольшой бюджет, может быть сколь угодно много. Озвучивайте интересные экскурсии на всех возможных языках, это будет востребовано. Договоритесь с любой точкой общепита, культовой, раскрученной, чтобы именно там можно было реализовывать свой продукт. Экскурсия по корейским местам  Владивостока, экскурсия по Миллионке, экскурсии по ресторанам… Возможно, фото, как на любом пляже Саньи в КНР. Здесь всего этого просто нет.  Много туристов, которые приезжают, хотели бы, чтобы их вовлекли в эти проекты. Но если вы хотите быть в потоке, вы должны быть на него ориентированы. Вы должны делать свой продукт качественно. Главное — желание и блеск в глазах.

Дарья КОЗЫРЬ

Фото Юрия МАЛЬЦЕВА и Александра САФРОНОВА

Loading...