Новости и комментарии свободного порта Владивосток

Откровения «дойного быка». Развод на миллион долларов

Рубрика: Общество
12.05.2020

Ровно месяц назад на сайте PortoFranko  вышел текст о том, что приморский писатель Юрий Шарапов собирается подать в суд на налоговую инспекцию за то, что та не стала взыскивать налоги с его бывшей жены. Процесс обещал быть интересным, но тут в семейно – правовую историю вмешался коронавирус, и все судебные процессы замерли. Однако время самоизоляции не прошло даром для потенциального истца Шарапова. За это время он не только написал главы нового романа, но и узнал новые любопытные детали в интересующей его истории. 

— Юрий, с нашей последней встречи  прошло больше месяца. За эти время мир вокруг нас здорово переменился. В вашей жизни тоже что-то изменилось?

—  И да и нет. Самое очевидное, я ощутил, образно говоря, на собственной шкуре, что слово по-прежнему правит миром!

—  Не совсем понятно, о чем речь?..

—  Поясняю. За эти дни кто только из числа бывших и настоящих знакомых мне не звонил с ехидными комментариями по поводу прошлой  публикации. Из всего, что там было написано, в памяти народной глубже всего отпечаталась фраза про «дойного быка», коим я, по вашему меткому определению, в данной ситуации и являюсь. С ролью этого родственника коровы меня и поздравляли все кому не лень…

—  А разве не так? Согласись, ты же прекрасный образец бывшего мужа, который потом десятки лет кормит бывшую жену. Можно сказать, мечта многих прекрасных дам!

 Что-то так, что-то нет. Видишь ли, я в данной ситуации не считаю себя пострадавшей стороной. Да, пришлось заплатить огромные, по нынешним меркам, деньги человеку, который поприсутствовал в моей жизни практически случайно. Но я сам виноват, ведь именно я его и впустил. И значит, должен заплатить за свою ошибку. Много или мало – это уже вторично. Так что будем считать, я не бык, а благородный олень!

–  Ну, строго говоря, у оленя рога еще больше, чем у быка…

  Все бы вам, журналистам, хихикать. Нет бы – вскрыть на конкретном примере очередную язву общества. Так нет, вам бы все про жирность удоев, или про рога…

–  Хочу заметить, про оленя вы первый начали. Хотя тема оленей и быков для читателей, особенно для мужчин, крайне интересная! Так вы говорите, вскрылись новые подробности? Интересно, какие?

 Честно говоря, сам не ожидал. Виктор Булавинцев, как мы помним, был специалистом по журналистским расследованиям, своего рода, частным детективом. Плюс – обладал огромной информационной базой о том, кто, где, когда и кому. Незадолго до его смерти я обратился к нему с просьбой прояснить некоторые вопросы, и Виктор Викторович блестяще с этим справился, вычислив круг людей, с которыми здесь, в Приморье, общалась моя бывшая жена.

Напомню, произошла удивительная история. Женщина, уехавшая из России двадцать лет назад, вернувшись на брошенную Родину, сумела одними своими правами активно воспользоваться, а другими, которые ущемляли ее личные интересы, также активно пренебречь. Получила кучу денег и, не заплатив с них ни копейки налогов, убыла прочь. С меня, как писал в прошлом материале PortoFranko, она получила после развода чуть ли не миллион. Долларов! И государство, которое ей позволило этот миллион из моего кармана вытащить, обманула примерно на половину той же суммы. И – крылом махнула! Хотя — обычная история, таких, если посмотреть вокруг – тысячи.

–  Думаю, бывших жен, которые имеют после развода почти миллион «зеленых», все-таки не так много. На весь наш Приморский край, может быть, найдется пара — тройка случаев. Но странное поведение налоговой инспекции мы уже осудили в прошлом тексте. Так что же тогда заинтересовало во всей этой истории увы, уже бывшего, исследователя криминальных тайн Виктора Булавинцева? Ведь явно не исчезнувшие из кармана государства налоги?

Отвечу вопросом на вопрос. В каких случаях те же налоговые органы, столь беспощадные к обычному обывателю, имея полную возможность получить с гражданина все, что с него причитается, проявляют абсолютную нейтральность? Можно предположить, происходить это может в том случае, если данный гражданин, а именно – подданная Новой Зеландии Ptitsa O. V., она же – гражданка РФ Птица Ольга Викторовна, оказалась кому-то здесь очень и очень полезна. Кому именно? Ответ на этот вопрос  Виктор Булавинцев и пытался, используя свои архивы, раскопать.

– И что, получилось?

  Откуда мне знать? Из нашего последнего разговора с Виктором у меня сложилось впечатление, что да. Он был уверен, что моя бывшая жена самым тесным образом была интегрирована в некие  подпольные финансовые схемы, процветавшие в те годы в Приморском крае. Напомню, речь идет о тех тучных временах, когда до и после саммита из Приморья выводились за рубеж огромные, суммы. Как раз в тот период гражданка Птица О. В. переместилась на ПМЖ из благополучной «Тихоокеанской Швейцарии» в мало кому известную банановую республику, считавшуюся на тот момент международной «финансовой прачечной».

И находилась там до тех пор, пока местный «черный рынок» полностью и окончательно не закрыли. Да и ручеек, а точнее, поток наших приморских капиталов к тому времени тоже, похоже, иссяк.

– И какие версии у бывшего мужа, чьи же деньги могла «стирать» его бывшая жена?

  Ничего конкретного я сказать не могу, у меня нет никаких абсолютных доказательств. Все, о чем можно уверенно говорить – это разного рода догадки, те самые «Highly Likely», события, которые могли происходить с высокой степенью вероятности, как любят повторять наши друзья англичане. Однако есть некие установленные события из «цепочки вероятностей», на которые нельзя не обратить внимание. Например, знакомство моей бывшей жены с широко известным в узких кругах опальным приморским олигархом Игорем Борбутом.

  И что? С Борботом кто только не знаком…

– Согласен.  Я тоже был с ним знаком, мир приморского бизнеса довольно тесен. Но моя бывшая супруга с семейным кланом Борбутов, оказывается, тесно сотрудничала. Только не с самим Игорем, а с его женой. Через которую – это, так сказать, секрет Полишинеля – после того, как вскрылась многомиллиардная афера на заводе «Звезда», и выводились в тихие зарубежные гавани финансовые активы разваливающейся империи.

–  То есть, у Виктора имелись доказательства, что они сотрудничали?

– Опять вопрос не ко мне. Я могу лишь подтвердить, что Ирина Борбут и О. В. Птица тесно общались. Показать фотографию, где эти дамы стоят в обнимку друг с другом и чуть ли не целуются. Вспомнить, что в 2008, плюс минус каком-то году, Птица О. В., числившаяся на тот момент обычной домохозяйкой, по какой-то срочной необходимости летала в Сингапур, а спустя полгода после возвращения из этой не совсем обычной турпоездки переместилась на ПМЖ из Новой Зеландии в Коста-Рику. Где – тут уже мои личные воспоминания – часто общалась с представителями российской диаспоры, коих в этой центральноамериканской стране оказалось в тот момент как-то неожиданно много…

– И?..

– И все! Дальше только «Highly Likely». Прочие факты скрыты. Добавлю только, что жила она в Коста-Рике на одном из лучших международных курортов, и в процессе своего нескучного существования совершала многочисленные турне по странам Европы и Америки. Берлин, Париж, Милан. Ближний Восток, Средний Восток. Панама, Никарагуа. Часто, чуть ли не каждый месяц – Соединенные Штаты.

– Информация  из серии – завидуем молча!

 Да, если не учитывать, что многих знакомых моей бывшей супруги, которые приезжали в Коста-Рику, якобы, «на рыбалку», впоследствии депортировали в США, где они получили нехилые сроки за международные финансовые махинации. После того, как «лавочку прикрыли», моя бывшая жена, из приятного во всех отношениях тропического рая, куда-то быстро уехала. Куда – не знаю, мы с ней после развода практически не общались. Чем она все это время занималась, кстати, после того как она прибыла в РФ, легко можно было установить. Но делать это почему-то никто не захотел. Вот этот странный парадокс и взялся расследовать Виктор Булавинцев.

 – Что за «парадокс»? Можно подробнее?

– «Это же элементарно, Ватсон!» Листаем наши российские законы. Что там написано?  При въезде в страну и постановке на налоговый учет по месту прописки гражданин РФ обязан: а) доложить Федеральной Иммиграционной службе своем втором гражданстве и всех, имеющихся у него, кроме российского, паспортах; б) отчитаться по месту постановки на налоговый учет об открытых на свое имя счетах в иностранных банках и движении средств по ним.  Понимаешь – обязан. Отчитаться и доложить. И если он этого не делает, в отношении него могут быть предприняты соответствующие меры, вплоть до уголовной ответственности.

– Хотите  сказать, что ваша бывшая жена ничего этого не сделала. Так?

– Конечно. Причем, сами подумайте – если человек вел за рубежом тихий, «растительный» образ жизни, детей воспитывал или самосовершенствованием занимался, какая ему печаль, вернувшись домой, все эти действия в соответствии с законом выполнить? Паспорта кому надо показать и банковские декларации, куда нужно, предоставить. Вот вам «движение средств», вот необходимые документы, вот я. Тем более, если в ближайших планах – «выдоить» с бывшего мужа хотя бы миллион. Для чего официально надо обращаться в суд, предъявлять там разного рода доказательства. Смысл в таком случае обманывать власть? Если ты здесь, в России только затем, чтобы еще один куш урвать, зачем тебе эти игры с законом?

И совсем все иначе выглядит, если, предположим, за рубежом на твое имя открыто куча счетов и по ним проходит много всяких переводов. Да еще из разных стран и банков. Плюс – непонятно от кого. Это же надо тогда объяснять, кем является реальный владелец денег, (и существует ли он!). Не можешь же ты официально сообщить, что тебе позвонил некий Артур, (или Максим, или Майкл а, может быть, Игорь…), и сообщил, что завтра на твой счет «упадет» такая-то сумма, и эти деньги надо будет срочно отправить туда-то, удержав, разумеется, свой процент. Нельзя ни про имена, ни про перечисления никому сообщать. Теневой финансовый рынок чужд любой публичности, баксы любят тишину. Это  мои предположения, не более. Которые, впрочем, наверное, стоило бы проверить компетентным органам.

 – То есть, вы предполагаете, что ваша бывшая жена могла участвовала в подобных финансовых схемах?

– Опять, как говорят у них в Америке, «Хайли Лайкли», то есть, с высокой степенью вероятности.   Я могу только утверждать, что, вернувшись в РФ, она скрыла от налоговых органов все свои счета за границей и движение средств по ним. Нарушив тем самым закон.

– Но если это так, почему вы тогда не сообщили об этом «кому следует»? Раз уж гражданка, про которую вы знаете столько интересного, прибыла в Россию и подала на тебя в суд, требуя, уже по второму или третьему разу, раздела совместно нажитого имущества?

– Ха! Вот тут и начинается самое интересное. Как раз – сообщили. Оповестили. И документы, соответствующие куда надо направили.

 – И?

– И фиг. Nothing. Ничего. Молчание ягнят, часть вторая. Никто ничего проверять не стал. И уж, тем более, задавать гражданке Птице какие-то неудобные вопросы. Вообще никто. Ни Следственный Комитет, ни прокуратура, ни, тем более, налоговая инспекция. Получили все документы и, как будто, ничего не заметили. Посмотрели на шестизначные цифры и – забыли. Или забили. Как тебе удобнее, так и считай!

– Как-то странно все это. Уж наша-то налоговая…

– Вот-вот…

– И с чем, как вы думаете, связано такое странное отношение?

– Опять – то же самое английское выражение. С большой степенью вероятности – кто-то попросил. Сильно попросил. Попросил оказать услугу человеку, который тоже оказывал кое-какие услуги. В своем последнем репортаже, опубликованном в газете «Золотой Рог», Виктор Булавинцев написал о том, что миллионы и миллионы долларов, пусть и не в таких количествах, как раньше, уплывали и уплывают сейчас из наших российских банков на открытые где-то и на кого-то зарубежные счета. Значит – нужны люди, которые или обслуживали, или сейчас обслуживают эти, скрытые от зоркого ока налоговых органов, финансовые активы. И вряд, не смотря на кризис, пандемию и прочие напасти, в ближайшее время этот процесс остановится. А раз так – Highly Likely! Все это очень вероятно, не правда ли?

Ольга МИХАЙЛОВА

Фото из семейного архива Юрия Шарапова

Текст по теме материала:  «Почти миллион долларов – и спит спокойно».  Семейная драма закончилась иском к налоговой