Новости и комментарии свободного порта Владивосток

«Муж кричал, что всех поубивает». История с пандусом как зеркало нашей глухоты

Рубрика: Политика
11.09.2020

История с женщиной- инвалидом из Владивостока, которую лишили пандуса и возможности выйти на улицу, опубликованная  на сайте PortoFranko вызвала большой читательский резонанс, Что радует, откликнулись не только обычные граждане, но и ответственные лица. В итоге, у частной проблемы одного человека появился большой общественный аспект. Мы сочли своим долгом продолжить историю.

Иногда некоторая путаница в датах случается очень кстати. Пытаясь прояснить ситуацию до конца, выясняется, что в частном случае, как в зеркале,  отражается одна общая, больная проблема.

Артем Моисеенко, председатель общественной организации инвалидов «Ковчег», немного запоздал выложить свой пост про пандус инвалида  Натальи Боровой в социальные сети. Моисеенко побывал у Натальи неделю назад, 3 сентября, а 4 сентября, как выяснилось уже после публикации материала, пандус установили.

— Но сути дела это не меняет, — считает Артем Моисеенко. — Пандус убрали еще 13 августа. То есть, практически месяц человек был замурован в четырех стенах. При этом Наталье никто ничего не сказал из Управляющей компании. Никто не счел должным объяснить ситуацию, извиниться, в конце концов. Сообщить, когда будет поставлен новый пандус и будет ли он поставлен вообще. Разве так можно поступать с инвалидами? Если бы Управляющая компания была на контакте с Натальей и нормально бы с ней общалась, наверное, Наталья не стала бы звонить во все колокола.

—  Мы звонили в управляющую компанию несколько раз, но внятного ответа так и не получили, — подтверждает муж Натальи Боровой, к которому  мы обратились за комментариями.

К сожалению, сама Наталья из-за атрофии мышц утратила способность разговаривать. У этой мужественной женщины, которая семь лет борется с неизлечимым недугом,  сегодня действует только одна рука. Которой Наталья научилась не только печатать, но даже рисовать картины.

На наш письменный вопрос: «звонили ли вам из управляющей компании, извинялись ли за предоставленные неудобства,  сообщали, когда сделают?» — ответ был такой: «—Пандус демонтировали 13 августа, о чем нам не звонили, не предупредили. Не извинились, ничего… Сначала в УК нам говорили, что сделают до конца недели,  потом, якобы, сказали что нет инженера… А потом, в начале сентября, приехали из ЛДПР, и все сделали.  Сам Андрейченко, депутат Госдумы приезжал. Сказал, что это он пандус купил».

Хм… Дело приобретало неожиданный поворот. Откуда-то налетели добрые соколы Жириновского…

Это при том, что после нашей публикации в редакцию позвонили из пресс-службы администрации Владивостока, и сказали, что, мол, пандус уже стоит, в мэрию было обращение, и это мэрия поспособствовала…

Заметим, в редакцию был еще один звонок, из управляющей компании, который мы, впрочем, ожидали. Специалист по работе с общественностью гневным голосом сказала, что УК тут вообще ни при чем, и пандус ставить не могла, потому как не обязана,  а во всем виновата как раз мэрия, куда управляйка долгие годы слала обращения, а те не реагировали, и вообще, если говорить о причине, так это злобный сосед с ломом, у которого жена ногу поломала… А директора сейчас нет, он в отпуске, и ни на какие вопросы ответить не может.

На этом месте марлезонского балета мы поняли, что ситуация с пандусом приобретает детективный оттенок, и пора звонить во все колокола, если хочется дойти до самой сути.

За комментариями мы решили обратиться к Власу Копейкину, руководителю городского отделения ЛДПР.

— Казань брал? — строго спросили мы Копейкина. — В смысле, покупал Андрейченко пандус? Откуда депутат Госдумы  вообще про него узнал?

— Это не он покупал, это партия купила, — ответил Копейкин. — Узнали от директора  УК, он наш товарищ. Жаловался, что никак проблему решить не может. А мы смогли помочь.  Сейчас дам телефон директора, он действительно в отпуске в Москве, все тебе расскажет с самого начала. И совсем он не монстр, зря ты его так в статье приложила…

Память журналиста — понятие избирательное. Здесь помню, тут не очень, калейдоскоп лиц и событий слишком велик. Но после слов Копейкина я стала вспоминать, что с Ковалевым, оказывается, давным- давно знакома, и впечатления бездушного монстра он на меня никогда не производил. Звоню в Москву, и вот, наконец, получаю полный комментарий по этой непростой ситуации:

— Понимаете, по жилищному кодексу управляющая компания не может тратить деньги дома без одобрения жильцов. Мы два раза, на двух общих собраниях, выносили вопрос об установке пандуса за счет средств дома, и оба раза жильцы нам отказывали,- говорит Сергей Ковалев. – Это печально, но это так. Мы срезали пандус после того, как его ломом разорвал один из жильцов, жена которого ухитрилась получить из-за этого пандуса травму. Как уж ей это удалось, я не знаю. Только ее муж потом ворвался к нам в УК, кричал, что всех поубивает, если мы его не демонтируем. Оставлять пандус  в том виде было нельзя — там рельс развороченный торчал. То есть, пандус стал негодным.

— Почему же вы не обратились в полицию, после того, как жилец разворотил ломом имущество инвалида, жизненно ему необходимое, и вдобавок угрожал поубивать ваших сотрудников?

—Понимаете, тот пандус  был несертифицированный. То есть, по большому счету, его вообще нельзя было там ставить.

— Но ведь все ставят?.. Хорошо, кто должен ставить сертифицированный? Учитывая, что на новый пандус, взамен старого, разломанного и демонтированного, у Натальи Боровой денег нет.

—Вот я про то и веду речь!  Мы, как УК, не можем устанавливать пандусы. Нас за это прокуратура вздернет, если мы сделаем это на деньги жильцов, но без их ведома. У нас такой строки в бюджете нет. Кто это должен делать? Наверное, муниципалитет. Потому что сами инвалиды финансово это явно не потянут, — удовольствие не из дешевых, а эти люди живут на пенсию. А власть со всех сторон который год трубит о создании доступной среды для инвалидов. Начните с главного- дайте деньги на пандусы! Управляющие компании их установят, проблем нет. Наверное,  должен быть создан список домов, где живут инвалиды, и выделены финансы. А как еще вопрос решать? Я других путей не вижу.  Как руководитель УК, я еще в  2018 года обращался в мэрию, пытаясь выбить из муниципалитета деньги на современный пандус для Натальи Боровой. Ответ мэрии у меня на руках.

 

Там сказано, что этот вопрос будет решен после создания межведомственной комиссии, которая будет обследовать дома, где живут инвалиды, а потом вынесет решение. Два года прошло, воз и ныне там. Ни комиссии, ни конкретных дел, ни денег на эти цели…

— Ну, пока что ваша компания, пусть и опосредованно, как выяснилось, совершенно  конкретно лишила доступа на свежий воздух инвалида, женщину…

— Мы, в данном случае, оказались такими же заложниками ситуации, как и Наталья Боровая. Вы правы, мне нужно было лично позвонить,  и  сказать, что мы решаем ситуацию. Хотя, честно говоря, я не очень понимаю, как бы мы ее решили, если бы не внезапная помощь ЛДПР, и лично  депутата Госдумы Андрейченко. К слову, когда он приезжал к Наталье Боровой, я попросил принести за меня извинения.

— А если новый пандус опять сломает тот же самый человек, который сломал первый?

—Тогда будем разбираться с ним по мужски, — ответил Ковалев. — Во всяком случае, точно привлечем полицию.

Ну вот, такой получился политически – жилищный хэппи –энд. Спасибо ЛДПР, молодцы. Купили отличный пандус, легкий, который можно откинуть к стенке. Теперь он не будет никому мешать. Но это они одному человеку помогли. А сколько других инвалидов по Владивостоку?

Даже учитывая, что в будущем году выборы в Госдуму и Заксобрание, рассчитывать на массовую помощь кандидатов в депутаты проблематично. Межведомственная комиссия в мэрии пока что так и не собралась. Хотя, возможно, наша история с Натальей Боровой побудит чиновников вспомнить о том, что в Приморье реализуется программ «Доступная среда». Но почему-то  наши инвалиды продолжают жаловаться в социальных сетях:

— Я тоже инвалид первой группы, — пишет Ирина Пикурина. — Живу на проспекте  Красного Знамени, 100. В управляйку написала письмо с просьбой — помочь сделать пандус на первом этаже… Получила отказ.  Жильцы нашего дома против! Купила вот такие  же рельсы. Купила вот такие же рельсы . Их нужно выносить каждый раз из квартиры, когда нужно выйти на улицу и сразу заносить . Вес 12 кг… И где найдешь помошника. Чтобы просто подышать? По ним самостоятельно не спустится. Вот и получается, что на словах мы все такие добрые и чуткие, а на деле полное равнодушие.

К сожалению, Ирина Пикурина права. Отношение к инвалидам у нас далеко от идеала, как в стране, так и в городе. Люди почему-то не любят смотреть на чужую беду, хотя в точно такой же ситуации может оказаться каждый. Болезнь не выбирает.

Мы начинаем меняться, но, увы, медленно. А жизнь у этих людей уходит, к сожалению, слишком быстро.

Напомним, Наталья Боровая была совершенно здоровым человеком, спортсменкой, мастером спорта по фехтованию, когда  семь лет назад ей, тогда 40-летней женщине, поставили диагноз — боковой амиотрофический склероз (БАС), при котором в организме постепенно погибают все нейроны, приводящие мышцы в движение. К сожалению, лекарства от этой болезни  еще не придумали.

Сегодня у Натальи работает только левая рука. Отнялась речь, но осталась воля и сила духа. У таких людей, как Наталья, можно многому научиться. Если, конечно, начать их слышать. Даже если они не говорят…

Лада ГЛЫБИНА

Фото из социальных сетей

Материал по теме : «То, что вы творите — это не просто мерзко»: немыслимая ситуация с женщиной